9 октября 2018-го

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Агентам справочника вход воспрещён

Анна из «народной карты» расписала в их блоге, откуда берутся заведения на картах яндекса. В компании ведут два набора данных: «справочник» и «народная карта». Копирование данных налажено пока только из карты, скоро будет и обратное. И этот поток автоматических правок будет куда сильнее: ведь доля пользовательских данных в наполнении справочника очень мала.

Здесь всплывают две темы: постепенное замещение картографов-любителей роботами на «народных картах» под безграничное терпение первых и приоритеты в картографировании заведений. Обе темы подчёркивают радикальное отличие и «народных карт», и просто карт Яндекса от OpenStreetMap во всех своих ипостасях.

Приоритеты

В заметке перечислены восемь источников данных о заведениях, которые склеиваются и доступны из поиска на карте: правки народных картографов, сообщения из разных видов обратной связи, информация от организаций и от оплачиваемых сборщиков данных. Сколько из них есть в OSM? Только два: правки осмеров и заметки на сайте. Хотя, честно говоря, заметками владельцы заведений не пользуются, потому что их почти невозможно найти.

Где всё остальное? Ладно, у нас нет службы поддержки и сотрудников, обзванивающих организации. Но многие компании специально платят, чтобы их филиалы наносили на карты — и мы осознанно сопротивляемся этим «импортам». Что хорошо для всех популярных карт, оказывается плохо для OpenStreetMap. Как же так?

Дело в целевой аудитории. Кто адресат нашей карты, для кого мы рисуем? На сайте и в вики про это ни слова. «OSM предоставляет данные тысячам сайтов» — ничего не значащее утверждение, этот блог тоже предоставляет. А если OSMF и администраторы сайта отказываются ограничить ЦА карты, за них это сделают сами картографы. Самым очевидным способом.

OpenStreetMap — это карта для картографов под открытой лицензией. Два тезиса, которые определяют все решения в проекте. Открытая лицензия регулирует отношения со внешним миром: запрет на нелегальные данные и обклацывание гугля, публикацию планеты под ODbL, экосистему открытого кода. А первый тезис, что целевая аудитория — это картографы, регулирует все вопросы внутри сообщества. Прежде всего, конечно, тегирование, требования к редакторам и выбор допустимых слоёв для импортирования.

Самое неочевидное, что следует из ориентированности на редакторов карты, — это ограничение на размер данных. Когда их становится слишком много (например, после массового импорта «зелёнки»), сообщество бунтует и заводит reverter. OSM состоит из одного слоя, который непросто разделить по типам объектов, поэтому один перегруженный слой затрудняет редактирование остальных. Нарисовали схему помещений — контур здания теперь не улучшить. Импортировали Corine — проще закрыть редактор, чем обозначить вырубку. Обозначили каждый лоток на рынке — никто не будет обновлять информацию, да и проходы трогать побоятся.

Поэтому участники неодобрительно смотрят на импорты заведений. С одной стороны, пользователям карты хорошо: можно найти в любимом Maps.Me или OsmAnd заправку по пути и кафе у гостиницы. С другой, мы рисуем OSM не для пользователей: сотни тысяч, если не миллионы, импортируемых точек нужно проверять, поддерживать, обновлять. Никто этим не будет заниматься, а потому они не должны быть частью карты. Карта — для того, что интересно рисовать и несложно поддерживать.

Роботы

Задачу поддержки заведений из сторонних источников решить несложно: периодически проверять и импортировать заново. От картографов ничего не понадобится, только верить и не мешать. Разумеется, правки импортированных данных сохранятся после обновления — или нет, смотря сколько времени прошло. В перспективе это можно распространить на «зелёнку» и адреса.

Получится, что за существенную часть данных OpenStreetMap — сотни миллионов объектов — будут отвечать роботы, пусть и курируемые людьми. Медленно процесс поддержки данных OSM будет мигрировать к модели википедии, когда в истории правок любой статьи минимум 10% правок идут от роботов, следящих за порядком. Потому что если можно импортировать, то почему нельзя автоматически amenity=sauna заменять на leisure=sauna? Логично же это поручить роботу и спать спокойно, зная, что база консистентна?

В народных картах Яндекса это само собой разумеется. Там автоматизировано всё: импортирование данных в новых странах, сдвиг объектов при обновлении снимков, обновление данных из справочника. Роботам помогают сотрудники на зарплате и участники «Толоки», которых всё больше. Когда нужна актуальная и полная карта, полагаться на добровольных картографов-любителей недостаточно — это очевидно примерно всем. Поэтому народная карта мигрирует влево по шкале свободы картографии, усиливая контроль над содержимым карты.

Активным участникам сообщества НЯК это, конечно, не нравится. Данные от людей на зарплате предсказуемо хуже работы любителей — по всем показателям, кроме тех, что входят в ТЗ. «Теперь я не слежу за порядком. Спасибо яндексу за это», — хлопают дверью модераторы. Да и под заметкой про интеграцию справочника немало недоумённых комментариев. Это всё люди, которые не успели перестроиться три года назад и не поняли, что «народная карта» больше не самостоятельная песочница, где можно в одиночку нарисовать и поддерживать город, а инструмент обратной связи к картам Яндекса. Народные картографы теперь не столько правят карту, сколько корректируют импортированное и нарисованное профессионалами.

Очевидно, что автоматические правки противоречат целям сообщества OpenStreetMap: иметь карту, которую весело редактировать. Картограф с опытом всегда найдёт, какую претензию предъявить оператору любого скрипта. Данные плохо привязаны. Теги неправильные, но замена неравнозначна. Формат телефонного номера не тот. Это дискриминация против малого бизнеса. Хорошо, но проверяй каждый объект вручную. Этим атрибутам не место в OSM. Посмотрите на TIGER, хотите повторения? Любой импорт или автоматическая правка должны пройти через болото уныния, и редкий энтузиаст доползёт до его середины.

Мы говорим «карту может поправить каждый», но мы же и говорим «карта для любителей, а не корпораций». Мы ратуем за карту без дискриминации, но в то же время рисуем таблички про вход воспрещён. Открытый проект, но пожалуйста, не надо. Решить это противоречие может сильная структура, наделённая правом окончательного голоса. Но в нынешней парадигме «Совет + рабочие группы» такая структура невозможна. Тут либо делать альтернативный проект, либо повторить то, что Стив Кост сделал четырнадцать лет назад: выкручиваться малыми силами, находя новые смыслы в существующих структурах. И не сказать, что это невозможно. Продолжение.

9 октября   ВНЕЗАПНО   источники   няк
13 августа 2018   · · ·
Ctrl
· · ·   13 октября 2018