8 заметок с тегом

не про нас

Vision of a Future

Вы наверняка знаете про Mapbox Vision SDK. Удивительная библиотека, которая прямо на устройстве прогоняет видео с телефонной камеры через нейронную сеть. Ищет в кадре машины, пешеходов и знаки, размечает кадр попиксельно, рисует на экране маршрут и напоминает об ограничениях. Продвинутый видеорегистратор. Видеоролик лучше любого описания: да, техника дошла, будущее уже в телефоне и почти не тормозит.

Его проблема в том, что он не нужен водителям. Несомненно, эта разработка на порядок интереснее самодвижущихся машин, которыми прожужжали все новости: такие машины купят несколько тысяч человек, а телефоны есть у миллионов водителей. Но авторы, как это часто бывает с технарями, для гениального ядра придумали яркий, но совершенно бесполезный обвес. Забыли одно из главных правил вождения: не отвлекаться. Все их линии и напоминания на практике не нужны.

Когда я за рулём, экран моего телефона выключен. Там работает навигатор и в правильные моменты он подсказывает: «поверните налево», «через триста метров направо». Никогда не удавалось оценить, сколько это — триста метров; порой приходилось резко тормозить и сдавать назад. Если прикрепить телефон к приборной панели, я начинаю его палить: контролировать скорость и время по GPS, смотреть на окрестности на карте. Читать уведомления из мессенджеров.

Поэтому AR, дополненная реальность, не нужна. Остальные части презентации тоже по-своему бесполезны. Предупреждения, например, либо избыточны и их игнорируешь — вспомните «динь» о превышении скорости в яндекс-картах, — либо редки и слишком неожиданны, чтобы вовремя среагировать. Картинки на сайте Vision SDK предлагают и третий вид уведомлений: слишком ярких и перегруженных, чтобы читать за рулём. Последний слайд в «Use Cases» особенно зловещ: внедрение системы приведёт к штрафам за то, что водители не роботы.

Когда-то я целый год смотрел ролики ру-чп и теперь при езде я вижу сотни собственных ошибок, которые могли бы привести к аварии. Отвлёкся на медиафасад. На узкой полосе мечусь между зеркалами и машиной впереди. Автобус справа закрыл сигнал светофора и я его предположил. Мчу по трассе и ожидаю, что пешеходы не самоубийцы. Перестраиваюсь влево и каждый раз жду, что влечу в машину либо в слепой зоне, либо впереди, когда проверяю эту зону.

Vision SDK захватывает воображение как обещание безопасного будущего. Водителю нужна помощь — но не в навигации: с ней справляются и обычные навигаторы. Этот технологический костыль приблизит то, о чём безосновательно грезят апологеты автономного транспорта: более безопасные и эффективные дороги. Для этого не нужно покупать новую машину и бояться, что встретишь непредсказуемый для искусственного интеллекта таз. Достаточно поставить две камеры сзади и спереди, запустить приложение и построить маршрут.

Главное в разработке — заткнуть внутреннего технаря и решать проблемы, а не предоставлять возможности. Например, не показывать, а говорить. Не «триста метров», а «перед забором». «Две минуты до съезда, перестройся вправо». Или «десять секунд», если машин вокруг мало. Это всё базовые улучшения, для которых не нужно камер. Vision SDK позволяет оценивать окружающую обстановку так, как не сможет никакой водитель, особенно усталый или в сумерках. «Впереди пешеход, притормози».

Обучение привычкам водителя, плюс данные с камер и автомобильных датчиков, плюс картография решат все затруднения, знакомые каждому водителю. Стоит ли разгоняться, или всё равно на светофоре стоять? Безопасно ли обгонять таз с прицепом, когда встречка далеко, но слепит фарами? Прервать обгон и встроиться между фурами? Быстрее ли соседняя полоса и точно ли там сейчас никого нет в слепой зоне? Сколько на этой дороге полос, не стоит ли принять чуть вправо? Тормозить или резко свернуть перед препятствием? Не влетит ли в меня обгоняющий, если я поверну налево?

Нужно не вываливать всё, что вычислили, а ненавязчиво подсказывать и, возможно, светить крупными, понятными индикаторами. Знаю, что превышаю скорость, но пора бы понять, что я люблю ездить плюс пять к ограничению, за которые не штрафуют. Если я в правой полосе, то зачем предлагать держаться правее? Линия маршрута нафиг не нужна, когда о повороте можно сказать голосом, а вот индикатор «можно обгонять» очень бы пригодился. Как и индикаторы безопасности перестроения на левом и правом боковых зеркалах.

Будут ли аварии из-за водителей, излишне положившихся на такого помощника? Конечно. Это предсказуемая угроза безопасности, с которой приложение, единственная задача которого — минимизация угроз, — должно бороться. Производители автономных машин сейчас думают, как водитель, следящий за правильностью решений, должен сигнализировать о своём внимании. Наша гипотетическая система тоже должна постоянно давать сигналы, что она следит за дорогой. При этом не раздражая водителя. Пониженная уверенность в данных — тоже красный флаг, который должен привлекать внимание. Эффективные сигнальные системы потребуют работы когнитивистов, которых не каждая компания догадается нанять. Это не лампочки на приборной панели, а интерфейс более высокого, интуитивного уровня.

Будущее вождения может быть построено на Vision SDK, если не произойдёт неминуемого. Я жду традиционного: Mapbox выпустит SDK и со временем переключит разработчиков на другие задачи. Несколько стартапов вырастут вокруг этой библиотеки и каждый запилит свою часть головоломки. Будут несколько приложений с платными подписками (потому что использование SDK стоит по доллару за человека), которые почти, но не совсем, помогают водителю, каждое по-своему. Пазл из них не сложится в идеального помощника. И в финале, как недавно нейронные сети для определения и маскировки лиц, технология обработки автомобильного видео станет ещё одним не взлетевшим технологическим прорывом.

Но я надеюсь, что когда-нибудь перестану волноваться об обгонах, перестроениях и пропущенных поворотах. Технологии возрождаются в лучшем виде после того, как полежат несколько лет в болоте разочарования. Вождение будет безопасным.

3 мая   ВНЕЗАПНО   не про нас   проекты

Адаптивные карты

Во время конференции YaC я восхитился примером адаптивных карт от яндекса, и читатели телеграма спросили, что это такое. Если коротко, это карты, которые адаптируются к контексту. Загвоздка в том, что под этим понимают и как нас ограничивают технологии. В публичной картографии две догмы:

  • равноугольная проекция и отсутствие искажений: проекция меркатора мгновенно считывается как ошибка, а фрагмент всегда может быть встроен в полную карту;
  • неизменность слоёв: если на карте видно кафе, то на ней будут все кафе, если видна улица — будут все улицы.

Другими словами, несмотря на общепризнанную смерть громоздких интерфейсов ГИС для массовых приложений, работа с картой в любых публичных сайтах и приложениях до сих пор сводится к масштабированию и переключению слоёв, лишь с более удобным управлением.

От этих ограничений много веков назад ушла инфографика: показывать статистику по регионам неудобно, когда Красноярский край в тысячу раз больше Санкт-Петербурга. Поэтому регионы показывают одинаковыми кубиками. С другой стороны, площадь и расстояние — тоже индикаторы, отсюда популярность в визуализациях уродливых картограмм (правильнее — анаморфоз, подсказывают в комментариях), где нашу страну сжимают в длинную кляксу. Интерактивной инфографике до такого кощунства ещё далеко, она ограничена теми же догмами.

Печатные карты часто искажают, адаптируя для человека. Очевидный пример — атлас трассы М10, где она вытянута в идеально прямую линию, или нарисованные от руки схемы проезда. Что люди создают инстинктивно, алгоритмы едва могут воспроизвести: в 2010 году исследователи из Microsoft, Adobe и колледжа Беркли опубликовали статью про автоматическую генерацию схем проезда (открывающая иллюстрация — из неё). Важность этой публикации затмевает только безразличие, с которым к нему отнеслись все картографы. Печать карты маршрута сейчас — всё ещё печать фрагмента привычной карты с подсвеченными линиями.

Во время движения по маршруту водитель отвлекается на экран смартфона на долю секунды. За это время ему нужно выдать максимум релевантной информации. Поэтому карты для навигатора делать сложнее, чем обычные тайловые слои. Например, в этой заметке сотрудник Mapbox рассказывает, как правильно подписывать улицы, чтобы водитель видел только те названия, что могут ему пригодиться. Чтобы сделать карту в навигаторе лучше, нужно учитывать контекст.

Контекстом в публичной картографии является viewport, окно вывода. Экран мобильного устройства или прямоугольник на веб-странице. «Контекстный поиск» — поиск в окне. И так далее. Поэтому когда Миша Высоковский начал рассказывать о новых функциях яндекс-навигатора, он использовал термин длиннее: «гиперконтекстность». Это отображение карты с учётом контекста, включающего не только состояние, но и намерения пользователя. И это — будущее карт.

На фрагментах слайдов выше отображены только те заведения, которые находятся на поворотах линии маршрута и могут помочь водителю сориентироваться. А на развязке справа подсвечены все выезды из него, а не только стрелка по нужному выезду. Так водитель лучше поймёт, куда не надо сворачивать. Всё это изменяет привычную карту и использует контекст, адаптируется к задачам пользователя. На слайдах мы увидели лучшую адаптивную карту и, кажется, первую в публичном приложении, доступном миллионам пользователей.

Такую карту не покажешь в виде тайлов на веб-сайте. Её с трудом можно сотворить в QGIS. Но теперь у нас есть векторные тайлы, которые содержат атрибутированную геометрию. Фильтровать их с учётом контекста, подсвечивать и искажать можно прямо на мобильном устройстве, учитывая показания разных датчиков. Будет увлекательно посмотреть, как сильно изменятся навигационные карты в погоне за максимальной информативностью для пользователя. Хорошо, что Яндекс сделал заметные шаги в направлении адаптивных карт, но хочется, чтобы потребители OpenStreetMap перехватили инициативу.

2018   mobile   картостили   не про нас

OpenStreetMap XIX века

Карлтон Рид, посвятивший два года сбору материала для своей книги «Дороги строились не для машин», рассказал про предшественника OpenStreetMap 1898 года. Это перевод его заметки.

Проект общественной картографии OpenStreetMap был создан в 2004 году как «википедия для карт». Большую часть геоданных поначалу вносили велосипедисты-энтузиасты. OpenCycleMap, CycleStreets и мобильные приложения вроде моего клиента для BikeHub характеризуют велосипедистов как людей, помешанных на качестве карт. Например, слой дорожного покрытия в OpenStreetMap почти бесполезен для автомобилистов: автонавигаторы не уводят с мощёных улиц, в отличие от приложений для построения веломаршрутов. Моя книга подробно документирует интерес велосипедистов к картированию дорожного покрытия.

Сбор картографической информации велосипедистами имеет долгую историю. Так, в 1898 году фабрика Бартоломью в Эдинбурге оставила конкурентов далеко позади, благодаря сотрудничеству с крупнейшим дорожным сообществом на тот момент: «клубом велопутешественников» («Cyclists’ Touring Club»). За актуальную информацию от 60 тысяч членов клуба последние получали скидку на карты. Краудсорсинг позволил Бартоломью обновлять свои карты раз в пару лет, в отличие от неповоротливой государственной компании Ordnance Survey, полагавшейся на классические методы картографии и свой персонал.

В 1898 году Джон Джордж Бартоломью, сын основателя картографической фабрики (чьи предки были сплошь гравёрами и картографами), написал председателю CTC, предложив участникам клуба снабжать фабрику актуальной информацией о дорогах. Дальновидный ход: велосипедисты были активными туристами, постоянно в пути, и, как следствие, крайне заинтересованными в картах.

Первой картой Бартоломью, использующей данные сообщества, стала «карта путешественника и велотуриста» Озёрного края, изданная в 1903 году.

С помощью велосипедистов Бартоломью делал карты подробнее, наполняя деталями, отсутствующими на консервативных картах Ordnance Survey. (Пропажа туристической информации с карт OS того времени неудивительна: ordnance переводится как «артиллерия», и OS, будучи государственным предприятием, производил карты военного назначения, а не для ориентирования на прогулках.) Кроме того, Бартоломью классифицировал дороги, используя своеобразные и субъективные термины, такие как «незначительная». Восхищает, хотя и немного расстраивает, эволюция классов дорог в легендах карт Бартоломью за какие-то двадцать лет.

Главные сквозные маршруты — по дорогам, нередко возрождённым велосипедистами, — превратились в «автомобильные шоссе», хотя ни одна дорога ещё не строилась в этом качестве. Несколько «шоссе» построили в двадцатых годах, чуть больше — в тридцатых, но лишь во время «бума автомагистралей» шестидесятых Великобритания получила дороги, которые по праву можно было назвать «автомобильными шоссе».

Книга про историю велосипедизма в конце XIX века выйдет летом, и до 21 апреля автора можно поддержать материально на кикстартере, заказав экземпляр для Kindle, iPad, или на бумаге. Текст книги в формате PDF будет выложен для бесплатного неограниченного скачивания.

2013   не про нас

Карты уходят, OSM остаётся

Сегодня «Афиша» официально объявила, что Рамблер-Карты закрываются. Соответственно, оттуда уходит Марат Мамяшев, и серверы, которые компания два года назад предоставила сообществу OpenStreetMap, останутся без осмерского присмотра. Означает ли это, что нас «попросят»? «Всё будет в порядке», успокаивает пиар-менеджер компании, нас закрытие не коснётся. Единственным нашим контактом в дата-центре останется Константин Кукушкин (см. вики).

Бывший сотрудник рамблера Glebius советует не расслабляться, а в ближайшие два года найти запасную площадку. Ведь никаких договоров мы не заключали, а в крупных компаниях обещания, пусть и зафиксированные на бумаге, держатся до первого урезания расходов.
2013   не про нас

Чем хорош Bing

В OpenStreetMap сегодня новостей нет (ну не считать же таковой готовность Энди запустить бота на тестовой машине), поэтому в свете странного голосования на хабре расскажу, чем хорош сервис Bing Maps по сравнению с обоими своими «противниками».
  • В нём работает зум по выделению прямоугольника с Shift. С тех пор, как я привык к OpenLayers, отсутствие такой фичи в Яндекс.Картах отвратило меня от этого сервиса. И не говорите про правую кнопку: в опере у меня на ней жесты.
  • Если лень тянуться к клавиатуре, быстро приблизиться к городу, району или любой другой именованной части карты можно, просто щёлкнув на название. Да, все надписи областей кликабельны.
  • Часто посещаемые места (например, дом или место очередной картовстречи) можно добавлять в закладки («My places» слева вверху).
  • Хотя надписи латинскими буквами выглядят жутко непривычно, покрытие карты, особенно в европейской части России, нередко удивляет. Отмечены даже все дворовые проезды, причём в отличие от других сервисов, правильно: в моих районах их сетка не сильно уступает данным OSM. И там есть дома — правда, без адресов.
  • А в некоторые дома можно заглянуть! 16 торговых центров по России, тысячи общественных зданий по всему миру. Список пополняется несколько раз в год, спасибо Нокии (т. е. Navteq).
  • Пробки! Правда, я не доверяю в этом ни гуглю, ни яндексу, и бингу тоже веры мало. СитиГИД и Навител FTW!
  • В их «полноэкранном» режиме верхняя панель заметно уже, чем в яндексе и гугле. И карта скользит, по ощущениям, плавнее и быстрее.
  • Снимки Bing можно подключить как тему рабочего стола для Windows 7. Новые фотографии США или Европы появляются постоянно: у них внутри RSS. Кстати, Том Тэйлор недавно написал подобную штуку для MacOS.
  • Покрытие снимками постоянно растёт (соглашение же), и приближается к яндексовскому. В частности, потому что они не брезгуют зимними снимками. И главное, все их мы можем использовать для обрисовки!
Да, в картах бинга нельзя измерять расстояния и нельзя искать адреса. Их стиль странно выглядит, а снимков меньше, чем у гугля. Но в следующий раз, когда карты гугля и яндекса разочаруют, перед тем, как открывать OpenStreetMap, загляните на Bing: возможно, он вас приятно удивит.
2012   не про нас
Ранее Ctrl + ↓