От Upload Filters к Sanity Filter

Какое главное требование к любому сервису для коммерческого использования? Не скорость, не дешевизна, не качество результата. Надёжность. Если сервис надёжен, то есть, гарантирует, что запрос не обвалится и не выдаст неожиданный результат когда-нибудь в будущем или один раз из тысячи, то компании готовы платить за него миллионы долларов.

Пока американские картографы в Slack обсуждают, почему для Waze карту обновляют так много добровольцев (как и в России для Яндекса), немецкий картографический интернет тупо отключается, сервис за сервисом. На openstreetmap.de карта зияет чёрными тайлами. Overpass API отключен до 23:00 по Москве. Выгрузки Geofabrik тоже отключены. Вместо всей немецкой википедии — чёрная страница с горой длинных слов. Если вы использовали хоть один из этих сервисов, вы теперь знаете, что такое надёжность открытого проекта.

Да, тринадцатая статья, за которую во вторник будет голосовать Европарламент, сломает нам весь интернет. Контент-проектам типа OSM и Википедии придётся вводить сложные системы цензурирования контента, чтобы не платить штрафы за нарушение авторского права. Потому что отвечать за это будут не пользователи их данных, как сейчас, а сами проекты. Этот законопроект подобен таким же идиотским проектам русского правительства. Если бы я жил в Европе, я бы вышел 23 марта на улицу вместе со всеми. Но сейчас ни я, ни люди из США, Африки, Азии, России не могут пользоваться сервисами, и почему меня должны касаться проблемы белых людей?

Реакция на 13 статью подобна русским контрсанкциям: назло бабушке отморожу сервер. Парламентарии не заметят, а тысячи пользователей со всего мира поймут, что этим немцам (которые до сих пор рулят во всех направляющих дискуссиях в OpenStreetMap) доверять нельзя, какие-то они нервные и не думают о других. Лучше пойти на сервисы, которые обеспечивают надёжность, пусть и не такие дешёвые.

Проблема только в том, что адекватных платных сервисов на базе OpenStreetMap нет. Mapbox приближается к этой планке, но от вида их картостиля хочется биться головой о карту на столе, а качество геокодера заставляет лить слёзы. И мы не говорим о свежести данных ещё: известно же, что слепок OSM — это не OSM. И это всё: остальные не тянут объёма запросов и кастомизацию. Хороши только пользовательские продукты, отвязанные от корневых серверов: тот же Maps.Me или Cycle.Travel.

Вот и получается: почему обычные пользователи правят не OSM, а проприетарные карты? Потому что они с ними работают. Почему они работают не с открытой альтернативой? Потому что если бы компании, производящие продукт, её выбрали, то потом бы ежедневно обливались слезами. Открытым данным доверять нельзя — и не потому, что они открытые (это, как раз, хорошо), а потому что вокруг них вырастают ненадёжные, часто откровенно вредящие сервисы. Проще пожертвовать источником, чем пытаться их исправить.

Поделиться
Отправить
Запинить
21 марта   закон
4 комментария
аноним

русского правительства

или российского?

аноним

Забастовки всегда кому-то несут неудобства. Это нормально.
Бастуют и авиаторы, и железнодорожники.

Шыштэмдэ

Слишком толсто.

gryphon

Чисто по-человечески, я согласен, получается некрасиво: пострадают те, кто совершенно не при чем, а чиновники этого даже не заметят.

Но с другой стороны, есть два важных момента.

Во-первых, отключились сервисы, никак не связанные с инфраструктурой проекта. Их владельцы никому ничего не должны, в том числе и проекту OSM (ну кроме соблюдения лицензии). Они могу выключать сервисы хоть каждый день, просто потому, что захотелось.

Во-вторых, если у тебя есть маломальски критичный сервис, ты просто обязан со всеми внешними поставщиками сервисов заключить договор, в котором будут такие буквы, как SLA, а если поставщик не сможет тебе обеспечить заявленную доступность сервиса, он заплатит мешок денег. Я очень сомневаюсь, что медики в той же Германии могли завязать экстренные службы на OSM напрямую. Если это было так, то своих должностей лишились бы многие чиновники, включая министра здравоохранения (и уже давно).