Slide!

Нам снова разрешили использовать тепловую карту точек Strava для улучшения карты. Участник PangoSE из Швеции воспользовался лучшим способом для открытия данных с непонятным статусом: написал письмо с вопросом. И старший менеджер продукта Strava Metro ответил: мол, да, не видим в этом ничего плохого. Но есть ощущение, что и разрешение не то, и данные как-то уже не нужны.

Strava — это соцсеточка для фитнеса: выдаёт задания и отслеживает маршруты и показатели, позволяя хвастаться ими нажатием кнопки. С 2014 года часть карт на их сайте и в мобильных приложениях перешли на OSM. В то время в компании работал Пол Мак, автор многих гео-библиотек на Go, велосипедист и осмер. На SotM US в Вашингтоне он показал Strava Slide: форк редактора iD, который добавлял подложкой тепловую карту точек из велосипедных треков Strava и позволял одной кнопкой оформлять их в дороги для OpenStreetMap. Через пару дней Пол твитом разрешил рисовать карту по этому слою. Подложку добавили в JOSM и iD и начали по ней уточнять велодорожки и тропы в лесах.

После того, как в январе 2018 года студент австралийского университета нашёл на их карте маршруты пробежек вокруг военных баз по всему миру, Strava начала закручивать гайки. Помимо прочего, тепловая карта потеряла в детальности: огромные квадратики уже не помогали в уточнении OSM. Редактор Slide перестал работать, его подложка расплылась. Картографы не хотели терять такой источник информации: в отличие от осма с его двумястами треками в день, на карту Strava загружают двести тысяч велопоездок в день. Поэтому мы писали в компанию — но безответно. Неразмытые тепловые карты убрали из публичного доступа, пусть их и можно было достать, подставив регистрационные токены. Но молчание вкупе с закрытием означало, что разрешения на обводку в OpenStreetMap у нас нет. Если книгу, которую раньше можно было взять в библиотеке, спрятали на заднем дворе под замком, то наличие отмычки не даёт права её копировать.

16 ноября пятилетнее молчание прервалось: Родриго ответил, что они там все очень любят OSM. Сквозь телеграм-чатики, вики и почтовые рассылки пронеслось радостное письмо PangoSE, вики недвусмысленно говорит: «OpenStreetMap users have permission to use the data». Русскую вики-страницу летом полностью переписал участник PG7: на ней не только красочная история взаимодействия сообщества и компании, но и перечисление способов, как детальную тепловую карту подключить в JOSM и iD. Последние методы сводятся к подключению прокси-подложек с сервера Макса Кожина, про которые тот рассказал на хабре.

Проблема очевидна: разрешение-то где? Слова «мы не против» — лишь слова, пока не подкреплены делом. У нас нет однозначного «да, мы разрешаем». И у нас нет способа получить эти тайлы, не взламывая систему доступа и не нарушая условия использования, которые всё так же не упоминают OSM. Продолжая метафору выше, старший библиотекарь не против, что вы взломаете дверь, за которой книга, но само действие всё ещё противоправно. Об этом легко забыть, читая статью в нашей вики, написанную с позиции «что не запрещено — разрешено». Но по части лицензий многие осмеры стараются блюсти осторожность, запрещая использование источников с сомнительными условиями, типа русской кадастровой карты или панорам гугля. Другие картографы, вкусившие картографической свободы, бесятся от таких нелогичных на первый взгляд ограничений. Принцип «Нет значит нет» принимают не во всех культурах, и в России особенно. Что уж говорить про «отсутствие „да“ тоже значит нет».

Если в ближайшие месяцы (или годы, учитывая скорость реакции) обе проблемы решат, то у нас появится легальная подложка велотреков Strava. И возникнет следующий вопрос: а зачем? Ну, то есть, интересно посмотреть, где катаются велосипедисты, какие маршруты чаще выбирают. Но вы посмотрите на окрестности городов: за эти пять лет велосипедисты уже отметили всё что только можно. Они теперь планируют маршрут по карте OpenStreetMap, а не карта OSM рисуется по маршрутам их покатушек. Найти важную неотмеченную велодорожку, пользуясь тепловой картой, о-очень нетривиально. Это как искать пропущенную улицу в Нью-Йорке, пользуясь треками машин Juno. Она там есть, но спрятана среди десяти тысяч других улиц.

Чтобы тепловая карта Strava приносила пользу, а не лежала, спрятанная в подпапке «другое» меню слоёв JOSM, нужна автоматизация. Да, OpenStreetMap уже на том этапе развития, когда обклацывать подложки руками почти так же лениво, как обрабатывать обходные листы с прогулок. Есть же умный компьютер с нейросеточками — пусть он и работает. Дороги на снимках ищет фейсбуковский RapiD, пропущенные дороги и запреты поворотов отслеживают валидаторы. Пользу от стравовских треков принесёт только векторизатор в паре со сравнивалкой с OpenStreetMap. Или, хотя бы, достаточно мощный API, чтобы подобные инструменты мог написать кто-то другой. Но в свете продолжающегося закручивания гаек во второй половине этого года, оба исхода одинаково маловероятны.

Шесть-восемь лет мы радовались каждому источнику. Считали области, покрытые кадастровой картой. Внимательно следили за картой покрытия детальными снимками Bing и праздновали соглашение между Mapbox и DigitalGlobe. Источников было мало, а карту хотелось рисовать в каждом посёлке, поэтому мы хотели больше. Спутниковые слои были будущим OpenStreetMap. Новый слой значил новые покрытые города, что означало, что наши данные в этих городах смогут состязаться с народной картой, чьи картографы нежились на горах яндексовских снимков.

Теперь же нам, в общем, пофиг. Открыл редактор — выбирай из шести спутниковых слоёв со всемирным покрытием и ещё из нескольких региональных. Есть слой треков, есть Mapillary и OpenStreetCam, есть OpenAerialMap. Источников гора — а обрисовывают всё равно только Bing, который редактор iD показывает по умолчанию. Нам нечего желать: от «что бы обрисовать» мы дошли до «кто бы отрисовал». Мы очень остро почувствовали нехватку участников в OSM, и справляемся с ней по-разному. Кто-то ушёл в отрицание: мол, опытный участник лучше дюжины новичков, и уж точно лучше автоматики. Гуманитарная команда и другие организации собирают залы проектами навроде Missing Maps. Потом считают, сколько процентов пришли во второй раз (очень мало). Третьи поворачиваются к открытым данным.

Открытые данные и есть источник будущего для OpenStreetMap. Их не нужно обклацывать, разве что быстренько прощёлкать для проверки (сейчас как раз смотрят на театры в России). Данных много: одних только адресов проект OpenAddresses собрал полмиллиарда. Они не сильно конкурируют с обычными картографами: десять человек могут обклацать снимки целого региона, а вот объехать и собрать информацию о всех заправках или гипермаркетах будет сложнее. Сюда же можно добавить сотни миллионов распознанных нейросеточками домов. И, конечно, дороги и «зелёнка», время от времени появляющиеся в разных странах Европы и Северной Америки. Использование не подложек, но данных со стороны, — это и есть неминуемое будущее создания открытой карты. Поздно ругаться: почти все крупные компании, подсевшие на OSM, делают импорты разных видов, и пора перестать делать вид, что их нет.

Именно этого я бы ждал от Strava, если их гео-команда действительно заинтересована в улучшении OpenStreetMap. Не растрового слоя, а данных. Проект Strava Metro уже векторизует линии поездок для оценки и планирования транспортных сетей. Дело за малым: посмотреть, как эти транспортные сети обозначаются в OSM, совместить данные, найти промежутки, которые стоит заполнить. А дальше уже получить пользу от совмещения данных: например, используя данные о городах и туристической инфраструктуре, одной кнопкой строить потенциальные коридоры для региональных веломаршрутов. Главное — понимать, чем OpenStreetMap может помочь бизнесу, и принять его особенности. Из этого может родиться взаимополезный обмен данными. А без понимания мы имеем только скрытый слой разноцветных точек и редкие невнятные реплики от компании.

Поделиться
Отправить
Запинить
30 ноября   источники
1 комментарий
YURY YATSYNOVICH

Da, obklacyvat’ nadoelo, tyanet na importy (i v MA adresa my-taki importnuli i prodoljaem;)