24 заметки с тегом

ВНЕЗАПНО

Не только карта улиц, и не слишком открытая

OpenStreetMap — открытая карта улиц. Это назначение зашито в название проекта, потому что атласы всегда были для автомобилистов. Улицы, шоссе, грунтовки с подписями на фоне бледных лесов и городских районов. Лора Блисс в статье для CityLab вспоминает, как рассматривала атлас Лос-Анджелеса в детстве, когда водители считали за честь держать всю сетку улиц в голове и знать, как объехать пробку на магистрали, — и понимает, почему атласы уступили навигаторам.

Мобильные навигаторы полностью меняют фокус: в них город вращается вокруг водителя, а не водитель находится где-то в городе. У карты на экране ни секунды покоя: она то поворачивается, то меняет масштаб. Нет времени её рассмотреть и понять. Поэтому запомнить город с экрана навигатора невозможно, остаётся следовать указаниям и надеяться, что по маршруту нет размытых мостов и перекрытых дорог. Но даже люди, которые когда-то помнили каждый переулок, отказываются от знаний и переходят на мобильные карты.

Причина проста: пробки. Машин на дорогах всё больше, они блокируют не только магистрали, но и объездные маршруты. Когда-то тихие районы теперь перегружены машинами, потому что навигаторы советуют срезать через них. Хорошей памяти на улицы недостаточно: нужно получать информацию об авариях и заторах ежеминутно, чтобы не простоять два часа. Полезная карта для водителя — это живая карта в навигаторе.

Сложно представить человека, который рассматривает карту в навигаторе. Она не предназначена для долгого взгляда. Главное на экране — синяя лента маршрута, чуть менее важны все остальные дороги слева и справа по ходу движения. Остальные элементы неинтересны, потому что по ним нельзя ехать. Хорошо бы их убрать или затенить, чтобы не отвлекать водителя. Мобильная карта — карта для автомобилиста, это карта улиц.

Настольные карты тоже стремятся к утилитарности мобильных. Открой гугль — там белые дороги на светлом фоне, зато экран усыпан яркими булавками заведений: «кликни меня!» Карты яндекса красивее: дома, дворовые проезды, тропинки и велодорожки. Вроде как пёстро и интересно, но пяти минут достаточно, чтобы понять: эта карта тоже только для одной задачи: «проложи маршрут!» Невозможно уделять таким картам время, с ними нужно решить задачу и уйти.

Мне с детства нравится рассматривать карты. Следить за линиями и обозначениями и находить взаимосвязи. Но рассматривание карты ушло в прошлое вместе с атласами. Теперь печатные карты — лишь историческая ценность. Две коробки моего картографического архива спрятаны где-то в шкафу, толстые красивые атласы пылятся под потолком, карты из спинки автомобильного сиденья я не доставал лет пять. Всё устарело, стимула покупать новое нет: там то же самое, только на свежих данных.

Каждый год на конференциях State of the Map и FOSS4G устраивают конкурс плакатов. Кажется, вот оно: стой и рассматривай. Задерживаюсь у каждого на несколько минут — но это же не карты. Это либо исследовательские работы, поданные в форме плаката, с горой текста, несколькими графиками и парой простых обзорных карт. Либо художественные работы, которые не сколько рассматриваешь, сколько воспринимаешь. Да, встречаются красивые, «Pop Art» когда-то я утянул домой и не жалею об этом. Но карты — красивые, глубокие карты больше не вешают. Карта стала утилитарна; если она не выполняет предназначение, она не нужна.

Любопытные глаза теперь рассматривают спутниковые снимки. Присматриваются к контурам домов, прослеживают грунтовку через поля и леса. Находят правильные контуры военных объектов или деревню в глуши. Что это за пятно? Кто здесь живёт? Когда на одну точку есть шесть разных снимков, интересно их сравнить, посмотреть, как застраивался город или меняла русло речка. Снимки бесконечны как вширь, так и вглубь: всегда есть интересный район или история, которую открывают две спутниковые фотографии, разделённые десятилетием.

Для таких любопытных была сделана викимапия: люди просто подписывали все объекты на снимках, чтобы другие получили ответ на «а что здесь такое?» Подписывали без разбора, дом так же, как озеро, как военную часть или тропинку через лес. Оставляли комментарии: «о, я тут рыбу ловила, пока не заросло». Викимапия была уникальным проектом для любопытных — пока авторы проекта не забыли, кто к ним ходит, и не угробили проект рекламой и смещением фокуса на картографию.

Казалось, вот два очевидных решения: люди смотрят на карточки — баннер же не помешает? И обвесили рекламой всё по периметру и немного внутри, чтобы пользоваться сайтом без адблока стало противно. И второе, наши редакторы же обводят снимки, а тут один шаг до классификации, чтобы получилась карта. Сделали — офигеть, карта начинает получаться, люди трассируют дороги и обводят населённые пункты. Вот только эти люди перестали уделять время тому, чем сайт был полезен: подписывать снимки, описывать спрятанные чудеса. Теперь они зачем-то дублируют работу, которую делают пользователи НЯК, OSM, Here. Делают недо-карту. Викимапия из уникального источника превратилась в никому не нужное подобие. Теперь на неё заходишь из жалости.

Рассматривать викимапию неприятно, а карты гугля, яндекса и подобных — бессмысленно. Атласы ушли в прошлое, а на спутниковых снимках можно что-то различить, но не понять. Получается, рассматривать нечего? Напротив: ответ был перед нами все пятнадцать лет.

Это OpenStreetMap. В отсутствие альтернатив OpenStreetMap стал главным атласом для рассматривания. Откроешь глагне  — и залипнуть в карту можно надолго. Не только дороги и дома: тропинки, болота, фонтаны и места для пикника. Именно поэтому когда-то люди возмущались, что railway=abandoned убирают со стандартного стиля: да, эти линии обозначают снятые рельсы, это не-объекты. Но когда смотришь на карту, они многое рассказывают об истории. Объясняют, почему там просека или тропинка. Интересная карта рассказывает историю, и сотни тысяч редакторов своими кусочками историй превращают OpenStreetMap в величайшую сказку на земле.

Опытные участники знают, что наша карта внутри гораздо больше, чем снаружи. Модель данных OSM со свободными форматами и бесконечными схемами тегирования подталкивает редакторов к слишком детальному картированию. Они указывают номера квартир в подъездах, виды деревьев в парке и напряжение в ЛЭП. Загружая кусочек города в JOSM, никогда не знаешь, какие мелочи заинтересовали местного картографа. То дороги окажутся усыпаны пожарными гидрантами, а то придётся ворочаться промеж отрисованных поребриков.

Карта богата внутри, но увидеть это богатство непросто. Раньше был набор из нескольких десятков визуализаций Ito Map: они показывали ограничения скорости, колеи железных дорог, освещённость, адресацию и кучу других атрибутов. К сожалению, в июле этот проект закрыли. У нас остались несколько тематических проектов типа OpenRailwayMap и Parking Lanes. Проблема с ними в том, что их не найти. Ссылки рассыпаны по случайным страницам нашей вики, сайты включаются и выключаются в произвольные моменты времени. Они не столько углубляют представление об OpenStreetMap, сколько бросают: «а вот ещё какая штучка у нас есть». Вместо единой шкатулки драгоценностей получилась сеть музеев одной брошки.

OpenStreetMap сродни карьеру, полному смыслов и геоданных. Чтобы в него углубиться, картостилей недостаточно, нужны более точные инструменты. Такие как Taginfo и Overpass API. Нашли интересный тег — запустили запрос, чтобы выкопать подобные объекты в своём районе — раскрасили и сделали себе тематическую карту. Подождали, пока лимит на плотность запросов отпустит, и продолжили раскопки. Скачали GeoJSON или подкрутили карту в редакторе. Очень увлекательно, это как править «матрицу», смотря на стекающие зелёные буковки. Только Level0 не хватает для комплекта. Думаю, лишь 400-500 человек на весь мир умеют смотреть так глубоко.

Нормальные люди приходят на наш сайт и рассматривают картостиль OSM Carto. Они не знают о «подводной части» базы данных — а ведь в ней самое интересное. Мы уже победили всех остальных по глубине карты, по её залипательности. Но чтобы усилить эффект, нужно что-то делать. Одно из двух. Либо, подобно немецкой глагне, заменить карту стеной текста со ссылками. Правда, с нашим мастерством принятия решений за результат может быть стыдно: вывесят туда ссылки на вики, на форум и на планету. Разбирайтесь, мол, сами. Второй выход — заменить тайлы в карте векторными.

Любой картографический стиль делит классы объектов на карте надвое: те, что он отображает и те, что прячет. Это нормально: чем продуманнее картостиль, тем короче его легенда. И это свойственно печатным картам. Но у нас на сайте интерактивная карта с бесконечным количеством атрибутов. Глупо отображать для всех одно и то же, по-барски позволяя включить аж четыре других стиля. Сколько атрибутов — столько картостилей. Нас спасут только векторные тайлы. Каждый посетитель должен получать свой собственный срез данных, чтобы посмотреть и офигеть от разнообразия. Мы обсуждали этот подход во время прошлого State of the Map, но, кажется, никто не понимает, что нужно делать.

Карта OpenStreetMap — это не картинка, которую можно рассматривать только вширь. Это калейдоскоп: покрути фильтры — и рассматривай заново, потому что открываются новые слои и новые взаимосвязи. Такое невозможно даже представить в коммерческой или печатной картографии, но мы, редакторы открытой карты, настолько привыкли к многогранной и запутанной модели данных, что даже не задумываемся, насколько уникальна и завораживающа наша карта. Мы пользуемся специальными инструментами, чтобы рассматривать грани, — а хорошо бы рассматривать их невооружённым взглядом.

Улиц недостаточно. Пробки сиюминутны и потому не нужны. Важна общая картина. Карта обучает, просвещает, помогает найти себя в мире. Проект OpenStreetMap способен рассказать о твоём городе или маршруте столько, сколько не снилось атласам. Осталось придумать, как разрушить статус-кво с картостилями и недо-векторными тайлами от Mapbox. Мы можем сделать лучше. Карта должна быть свободной.

20 августа   osm.org   ВНЕЗАПНО   картостили   навигаторы

Кнопки не нужны

Вчера в телеграме, развивая мысль про интерактивные карты как признак ленивого дизайнера, я написал, что кнопки плюс-минус — худшее, что есть в картах после переключателя слоёв. Кажется, многие читатели восприняли это как шутку, а другие поделились контекстом, когда эти кнопки не заменить. Например, когда нужно управлять телефоном одной рукой, или демонстрировать карту на проекторе с пультом. Все эти проблемы — лишь следствие того, что мы слишком привыкли к плюсу и минусу.

Современные интерактивные карты выглядят гораздо проще классических ГИС: нет панели с полусотней слоёв, нет трёх рядов кнопок управления и панели состояния с рядом загадочных чисел. Мы постепенно избавлялись от лишнего, и теперь карту загораживают только строка поиска и несколько кнопок. К сожалению, для хорошего интерфейса недостаточно убрать лишнее: нужно убрать, а затем переизобрести всё остальное.

Кнопки изменения масштаба появились от свойств тайловой схемы вкупе с линукс-мышлением. Тайлы, из которых состоит карта, устроены просто: на нулевом масштабе один тайл, на первом — четыре (2×2), на втором — шестнадцать (4×4) и так далее, каждый квадратик делится пополам в обоих измерениях. Линукс-мышление требует максимальной конфигурируемости: вдруг пользователь захочет посмотреть на карту конкретно на 13 масштабе, а мы ему не дадим? Поэтому развитие карт идёт увеличением количества уровней масштаба как вглубь, так и вширь, добавлением промежуточных уровней и переходом на векторные тайлы с непрерывным масштабированием. Больше контроля пользователю!

Работа с интерактивной картой похожа на управление автомобилем с ручной коробкой передач. Ты дёргаешь рычаг при езде, довёл действия до автоматизма и понимаешь, зачем это делаешь и чем одна передача отличается от другой. Когда приходит дизайнер и предлагает убрать рычаг, первой реакцией будет от него отмахнуться. Но теперь мы ездим на машинах с двумя педалями вместо трёх с рычагом, и всё меньше людей готовы работать частью механизма. То же и с кнопками масштабирования в интерактивных картах: они упрощают жизнь разработчикам javascript-библиотек и усложняют всем остальным, от пользователей до создателей карт.

Эти кнопки — бич веб-картографии. Как не устаёт напоминать Сергей Голубев, при каждом нажатии на «+» вы видите новую карту, с собственным картостилем и свойствами. На сайте osm.org у нас 20 (двадцать) различных картостилей. Каждое изменение стиля osm-carto затрагивает примерно половину из них, поэтому неудивительно, что дискуссии в репозитории обильно иллюстрированы и могут затягиваться. Но если подумать, действительно ли пользователю нужны все эти карты? Вне компьютера хватает трёх-четырёх: атласа мира, атласа области и карты города. Когда масштабов мало, больше времени остаётся на полировку оформления каждого. А точная настройка интерфейса становится излишней.

Изменить масштаб можно многими способами, в зависимости от устройства и сайта:

  • кнопками плюс-минус на экране;
  • теми же кнопками с зажатым shift для большей скорости;
  • ползунком масштабирования;
  • колёсиком мыши;
  • двойным кликом левой кнопкой;
  • растягиванием прямоугольника мышью с зажатым shift;
  • кнопками «+» и «-» на клавиатуре;
  • перетягиванием двумя пальцами на тачпаде или экране;
  • щипком или расщипком на экране;
  • дважды тыкаешь пальцем, второй раз не отпуская удерживаешь и тянешь вниз или вверх.

Почему так много? Потому что у каждого из этих способов есть недостатки: от сложности обнаружения (последний пункт от Сергея Синицына удивил многих в чате) и отсутствия технической возможности (клавиатура есть не у всех) до неудобства, неточности или низкой скорости отклика.

Но пользователи обычно приходят к вам не для того, чтобы масштабировать карту. Им все эти способы нафиг не нужны. Они хотят посмотреть на данные или понять взаимоотношение географических объектов. Если остановиться и подумать, что нужно пользователю, может оказаться, что либо не нужна интерактивность целиком, либо не нужно масштабирование, либо не нужны двадцать карт и сложные способы переключения между ними.

Как пример альтернативной навигации, я сделал демонстрационный сайт. На нём всего одна кнопка: её достаточно для карты, предназначенной для рассматривания. Кроме того, там всего пять уровней масштаба: достаточно, чтобы за три клика найти нужный дом, а не крутить карту туда-сюда, разглядывая промежуточные стили. Наконец, кнопка стоит внизу: так до неё удобнее дотянуться на телефоне.

Разумеется, для более сложных сайтов одной кнопки может оказаться недостаточно. Но это не повод вестись на традиции и пользоваться стандартными элементами. Всегда можно сделать лучше. Вместо списка нарисовать картинки, вместо картинок встроить карты, вместо карт сделать простой инструмент. Интерактивная карта — всегда зло, но если вы её делаете, думайте о задачах пользователя и не перекладывайте на него свою работу.

18 июля   javascript   mobile   ВНЕЗАПНО

Vision of a Future

Вы наверняка знаете про Mapbox Vision SDK. Удивительная библиотека, которая прямо на устройстве прогоняет видео с телефонной камеры через нейронную сеть. Ищет в кадре машины, пешеходов и знаки, размечает кадр попиксельно, рисует на экране маршрут и напоминает об ограничениях. Продвинутый видеорегистратор. Видеоролик лучше любого описания: да, техника дошла, будущее уже в телефоне и почти не тормозит.

Его проблема в том, что он не нужен водителям. Несомненно, эта разработка на порядок интереснее самодвижущихся машин, которыми прожужжали все новости: такие машины купят несколько тысяч человек, а телефоны есть у миллионов водителей. Но авторы, как это часто бывает с технарями, для гениального ядра придумали яркий, но совершенно бесполезный обвес. Забыли одно из главных правил вождения: не отвлекаться. Все их линии и напоминания на практике не нужны.

Когда я за рулём, экран моего телефона выключен. Там работает навигатор и в правильные моменты он подсказывает: «поверните налево», «через триста метров направо». Никогда не удавалось оценить, сколько это — триста метров; порой приходилось резко тормозить и сдавать назад. Если прикрепить телефон к приборной панели, я начинаю его палить: контролировать скорость и время по GPS, смотреть на окрестности на карте. Читать уведомления из мессенджеров.

Поэтому AR, дополненная реальность, не нужна. Остальные части презентации тоже по-своему бесполезны. Предупреждения, например, либо избыточны и их игнорируешь — вспомните «динь» о превышении скорости в яндекс-картах, — либо редки и слишком неожиданны, чтобы вовремя среагировать. Картинки на сайте Vision SDK предлагают и третий вид уведомлений: слишком ярких и перегруженных, чтобы читать за рулём. Последний слайд в «Use Cases» особенно зловещ: внедрение системы приведёт к штрафам за то, что водители не роботы.

Когда-то я целый год смотрел ролики ру-чп и теперь при езде я вижу сотни собственных ошибок, которые могли бы привести к аварии. Отвлёкся на медиафасад. На узкой полосе мечусь между зеркалами и машиной впереди. Автобус справа закрыл сигнал светофора и я его предположил. Мчу по трассе и ожидаю, что пешеходы не самоубийцы. Перестраиваюсь влево и каждый раз жду, что влечу в машину либо в слепой зоне, либо впереди, когда проверяю эту зону.

Vision SDK захватывает воображение как обещание безопасного будущего. Водителю нужна помощь — но не в навигации: с ней справляются и обычные навигаторы. Этот технологический костыль приблизит то, о чём безосновательно грезят апологеты автономного транспорта: более безопасные и эффективные дороги. Для этого не нужно покупать новую машину и бояться, что встретишь непредсказуемый для искусственного интеллекта таз. Достаточно поставить две камеры сзади и спереди, запустить приложение и построить маршрут.

Главное в разработке — заткнуть внутреннего технаря и решать проблемы, а не предоставлять возможности. Например, не показывать, а говорить. Не «триста метров», а «перед забором». «Две минуты до съезда, перестройся вправо». Или «десять секунд», если машин вокруг мало. Это всё базовые улучшения, для которых не нужно камер. Vision SDK позволяет оценивать окружающую обстановку так, как не сможет никакой водитель, особенно усталый или в сумерках. «Впереди пешеход, притормози».

Обучение привычкам водителя, плюс данные с камер и автомобильных датчиков, плюс картография решат все затруднения, знакомые каждому водителю. Стоит ли разгоняться, или всё равно на светофоре стоять? Безопасно ли обгонять таз с прицепом, когда встречка далеко, но слепит фарами? Прервать обгон и встроиться между фурами? Быстрее ли соседняя полоса и точно ли там сейчас никого нет в слепой зоне? Сколько на этой дороге полос, не стоит ли принять чуть вправо? Тормозить или резко свернуть перед препятствием? Не влетит ли в меня обгоняющий, если я поверну налево?

Нужно не вываливать всё, что вычислили, а ненавязчиво подсказывать и, возможно, светить крупными, понятными индикаторами. Знаю, что превышаю скорость, но пора бы понять, что я люблю ездить плюс пять к ограничению, за которые не штрафуют. Если я в правой полосе, то зачем предлагать держаться правее? Линия маршрута нафиг не нужна, когда о повороте можно сказать голосом, а вот индикатор «можно обгонять» очень бы пригодился. Как и индикаторы безопасности перестроения на левом и правом боковых зеркалах.

Будут ли аварии из-за водителей, излишне положившихся на такого помощника? Конечно. Это предсказуемая угроза безопасности, с которой приложение, единственная задача которого — минимизация угроз, — должно бороться. Производители автономных машин сейчас думают, как водитель, следящий за правильностью решений, должен сигнализировать о своём внимании. Наша гипотетическая система тоже должна постоянно давать сигналы, что она следит за дорогой. При этом не раздражая водителя. Пониженная уверенность в данных — тоже красный флаг, который должен привлекать внимание. Эффективные сигнальные системы потребуют работы когнитивистов, которых не каждая компания догадается нанять. Это не лампочки на приборной панели, а интерфейс более высокого, интуитивного уровня.

Будущее вождения может быть построено на Vision SDK, если не произойдёт неминуемого. Я жду традиционного: Mapbox выпустит SDK и со временем переключит разработчиков на другие задачи. Несколько стартапов вырастут вокруг этой библиотеки и каждый запилит свою часть головоломки. Будут несколько приложений с платными подписками (потому что использование SDK стоит по доллару за человека), которые почти, но не совсем, помогают водителю, каждое по-своему. Пазл из них не сложится в идеального помощника. И в финале, как недавно нейронные сети для определения и маскировки лиц, технология обработки автомобильного видео станет ещё одним не взлетевшим технологическим прорывом.

Но я надеюсь, что когда-нибудь перестану волноваться об обгонах, перестроениях и пропущенных поворотах. Технологии возрождаются в лучшем виде после того, как полежат несколько лет в болоте разочарования. Вождение будет безопасным.

2019   ВНЕЗАПНО   не про нас   проекты

Под гнётом меритократии

Долгое время мы считали, что в OpenStreetMap меритократия. Сегодня уже понятно, что властью в проекте обладают скорее те, кто в нём дольше: жест Стива Коста (ушёл в 2012 году) был беспрецедентным. И что меритократия — такой же миф, как «здравый смысл» или предрасположенность мужчин к математике. Восьмимартовская статья в Aeon объясняет это коротко и доходчиво.

Начинают они с того, что поверье (у 70% населения, по опросам), будто усилия приводят к процветанию, — полное заблуждение и не подтверждается практикой. При этом, заблуждаются обе стороны: бедные считают, что если бы они чуть меньше ленились и взяли, например, побольше задач, то сразу же разбогатели бы. А богатые — что они всего добились собственными умом и упорством. Разумеется, это не так, иначе бы петербуржские академики не продавали свои книжки в переходах, а миллионы на благотворительность жертвовал бы не Билл Гейтс, а программисты поспособнее.

К богатству ведёт не труд, а сочетание начальных условий (родиться в богатой семье лучше, чем в бедной; в Америке — лучше, чем в Польше), предрасположенности к предпринимательству, воспитания и, конечно, удачи. Сто программистов могут придумать алгоритм, но только один продаст его условному фейсбуку — и не потому, что он самый умный. Множество талантливых и упорных людей собирают вам айфоны на китайских фабриках.

Хуже того, продолжает Клифтон Марк, научные исследования показывают, что вера в меритократию откровенно вредит. Люди, убеждённые в ней, ведут себя более эгоистично, менее самокритично и допускают дискриминацию по любым признакам. Например, есть известная игра «ультиматум», когда есть условные 100$ и одному человеку нужно предложить второму такую долю, чтобы он или она согласились. Обычно первый предлагает 40-50$. Но если перед этим с ним или с ней сыграть в другую игру, убеждающую в уме или усидчивости, то вне зависимости от результата, в «ультиматуме» этот игрок предлагает другому меньшую сумму. Второй игрок, если не проходил аналогичную «подготовку», был готов на неё согласиться.

Многие успешные люди не считают свои деньги и статус следствием удачи. Интересно, что если про неё напомнить, у них повышается вероятность пожертвований и в целом щедрых жестов, хотя обычно они таким людям не свойственны. Когда в компаниях провозглашают следование принципам меритократии, возрастает зарплатное неравенство между людьми разных полов или рас. Игнорируют меритократию — разница исчезает. То есть, принцип, который как будто должен устранить неравенство и воздать каждому по заслугам, приводит ровно к противоположному результату.

Сообщество OpenStreetMap взращивалось на принципах меритократии, do-ocracy: они работали, когда этим сообществом была группа друзей (технари мужского пола из Западной Европы). Когда мы все присоединялись лет десять назад, мы верили: трудись — и сможешь влиять на проект. Теперь ежу понятно, что проектом рулят только те, кто успел войти в него до 2008 года и разделить ценности создателей. Только решив эту проблему, сменив политический строй, OpenStreetMap сможет повернуться лицом к пользователям и перейти на следующий уровень качества.

2019   ВНЕЗАПНО

Скованные одним слоем

В прошлой заметке мы узнали, что осмеры рисуют карту для себя и поэтому препятствуют внесению большого количества данных. Кроме того, свежесть данных почти невозможно проконтролировать, поэтому лучше сдаться заранее. Откуда взялись эти проблемы — модель данных же предполагает бесконечное расширение? Может быть, это не проблемы, а всего лишь задачи для нынешнего поколения картографов и разработчиков?

Клубок данных

Шесть лет назад слои были у всех на устах. «Какие слои в вашем проекте закончены?» — спрашивали на конференциях. «Рано или поздно придётся внести понятие слоёв», — комментировали в штосме. И вот мы в 2018, как успехи в этом направлении?

У нас были сайт Ito Map и панель фильтров в JOSM: ввела highway=* и получила слой дорог и связанных с ними POI. Теперь к ним добавились тематические сайты на основе Overpass API — например, редакторы полос от Almaz. Это круто, конечно, но не решает общую проблему OpenStreetMap.

Проблема с нашими данными в том, что они неделимы. Это хуже, чем топология (когда объекты собираются из частей): связи в данных невероятно прочны и непредсказуемы. Точка лежачего полицейского в составе линии дороги, территория школы и забор вокруг неё в одном объекте, остров-лес... Мрак для человека, всю жизнь работавшего с шейпфайлами. Добавим сюда отношения с сотнями автобусных маршрутов поверх одних и тех же дорог, административные границы по рекам и прочие радости типа type=person — и трогать данные становится страшновато.

Спрятать лишнее фильтрами? Не только потеряем некоторые сильные связи (см. границы по дорогам), но и наткнёмся на распространённые слабые связи: когда кажется, что объекты не связаны, но их взаимное расположение или общие элементы важны. Например, многие проспекты разбиты на сегменты, которые объединяет только тег name (да и то не всегда). Магазины нередко находятся внутри здания с shop=mall (или без этого тега, но с названием вида «ТЦ Скрытный»). Как узнать адрес кафе? Ищете дом, содержащий кафе, затем точку с адресом, лежащую внутри контура дома, ближайшую к кафе.

Зато модель данных простая!

OpenStreetMap с самого начала был не про дороги. Это много карт в одной: города и административное деление, леса и поля, гидрография, дорожный граф и запреты поворота, улицы и адреса, каталог заведений, схемы общественного транспорта, база объёмных моделей зданий. Классические ГИС позволяют включать и выключать тематические слои, чтобы они не мешали работать. Классические ГИС умерли, потому что слои — слишком сложно. Единственный крестик в OSM — на вкладке браузера.

Справочник

Мы хотим, чтобы наша карта работала в качестве справочника заведений, и в этом не уступала коммерческим альтернативам — от странного Here до агрессивного 2ГИС. Разве не за этим вы старательно вводите часы работы магазина во время стоянки в путешествии? Не для этого удаляете с карты закрытое кафе по пути на работу? Как приятно в незнакомом городе найти хорошее кафе или неочевидную детскую площадку в OsmAnd! Сразу чувствуешь, что картографы-любители работают не зря.

«Смотри-ка, люди пользуются OpenStreetMap» — удивляются владельцы крупных организаций и просят своих менеджеров добавить все заведения сети на карту. Иногда срабатывает: когда заведений немного и их можно добавить руками. Иногда они обращаются к тем же компаниям, что добавляют их в коммерческие справочники — и вы знаете, что происходит. Картографы не хотят, чтобы на карте были все объекты. И не только потому что они будут мешать картированию — а они будут, своей неидеальностью, — но и потому что начнётся неявное соревнование человека и «машины». Бездушной капиталистической машины.

Как только какие-то классы объектов на карте станут относительно полными — например, заправки — картографы и пользователи OSM начнут на них полагаться. «У нас есть почти всё» — будут думать они и пропускать неотмеченные небольшие заправки, предполагая, что уже всё есть. Сейчас картографы чувствуют ответственность: кто, если не они. Это приятно, потому что ощущение ответственности похоже на ощущение власти (и ломка от понимания разницы страшная). Когда мы отдаём заметную часть POI, «справочник», на откуп коммерции и роботов, картографы потеряют к ней интерес. Эта потеря может затронуть и остальную карту: мол, запятнали, сами и рисуйте.

Естественная реакция на подобную задачу — выделить слой справочника в отдельный проект. Тоже открытые данные, но с более жёстким классификатором и более дружелюбный к организациям и импортам. Перенести все POI из OpenStreetMap и установить правило: справочник → там. Короче, предложить OpenCorporates двухсторонний обмен информацией.

Разумеется, это не сработает: OpenCorporates — это коммерческая компания, а одно из главных достоинств OSM — что наши данные ни от кого не зависят. Как и другие достоинства, с другого ракурса оно скорее походит на недостаток. Но чинить, что не сломано, — не наша задача. Поэтому наш справочник — это OpenStreetMap. У нас есть база заведений, мы умеем отделять её от других данных. Насколько эта база хороша?

Доверия к заведениям в OSM нет даже у опытных осмеров. От моего дома до ближайшего неотмеченного на карте заведения двести метров. Уверен, это расстояние не превысит полукилометра для значительной части активных редакторов. Когда нужно найти кафе, я открываю foursquare, когда ищу автосервис — карты яндекса. Чем больше POI на карте, тем меньше уверенности в их актуальности. Точки вполне могли нарисовать несколько лет назад. А когда фрагмент карты выглядит относительно полным, осмеры перестают его замечать. Наши инструменты не делают удобным обновление данных. Приятно отметить новый магазин. Удалить закрытый сложно.

Будущее

«Участвовать в проекте легко — достаточно зарегистрироваться и нажать кнопку „Правка“». Нажимаем, видим мешанину как на рисунке ниже. Как здесь найти магазин, который нужно поправить, или как тыкнуть в парк, чтобы его обвести, или как проложить тротуар и не зацепить ничего лишнего? Любой опытный осмер, запомнивший, какой кнопкой расцеплять линии, ответит, что это почти невозможно. И мы даже не упоминаем отношения. Постепенно территории, где опасно орудовать в iD и неудобно в JOSM, расширяются. Когда-нибудь такой плотной станет вся карта — и это не будет поводом для радости.

Могли бы помочь автофильтры, вот только за полтора года мы не увидели работ в этом направлении. Да и нынешние их воплощения не сильно отличаются от обычных фильтров, проблема которых описана выше. Нет, дополнительной функциональностью существующие редакторы не поправишь. Пора признать, что в OpenStreetMap у стандартного подхода «скачать всё и потом редактировать» нет будущего. Ни JOSM, ни iD, ни Vespucci, ни Go Map не посоветуют новичкам через десять лет.

Что же посоветуют? Другие редакторы, эксперименты в которых мы видим в последние годы. Прежде всего, это Maps.Me и StreetComplete. Несмотря на технические недостатки, ими пользуются десятки тысяч пользователей. Их особенность — они тематические. Не пытаясь обрабатывать весь клубок данных, они вытаскивают и пришивают только интересные им ниточки: POI и дополнительные атрибуты. Пользоваться ими легко, и для работы с этими слоями даже опытные осмеры предпочитают достать телефон, а не запускать редактор на компьютере.

Именно это и произойдёт в будущем: редакторы всё-в-одном расслоятся на низкоуровневые, типа Level0, и тематические. На мобильных устройствах последние уже победили, теперь дело за настольными редакторами. Вдохновляющие заметки о первых попытках их сделать только начинают появляться в ленте. Например, Deriviste от Ричарда: простая (и очень сырая) страничка с фотографией из Mapillary, картой и поиском по заготовкам тегов. Дважды кликаешь на магазин на фотографии, корректируешь его расположение, вводишь «фрукты» и идёшь дальше. Обработка фотографий из картографической прогулки раньше была невыносимо сложной, а теперь это игра. Гениально.

Пока что у нас нет ни единого законченного тематического редактора, которым хотелось бы пользоваться вместо обычных. Близки к таким редакторы полос, упомянутые выше. Может, ещё Conflation Audit для подтверждения изменений при импортах POI. Логичным развитием его будет помощь при загрузке любых пакетных точечных данных — так что видя страницу магазина с пятью адресами, захочется открыть этот редактор, а не JOSM или iD, потому что он удобнее и гарантирует обновление данных, когда обновится сайт.

Чудесные тематические редакторы будущего обойдут все проблемы, которые описаны ранее:

  • Они очевидным образом решают вопрос слоёв, работая только со срезом данных. Например, вы указываете автобусные остановки по маршруту, а редактор сам прокладывает маршрут по ближайшим улицам и после проверки правильно разрезает их и собирает отношения route. Связи между слоями станут не случайными, а осмысленными и одобренными пользователем.
  • Они автоматизируют редактирование: заботы об обновлении данных лягут не на супер-картографов, коих сейчас один человек на миллион жителей, а на машину. Она сама скачает данные из того же источника и сама напомнит, когда ваш вклад начнёт выглядеть устаревшим. Хранение жизненного цикла внутри OSM не работает, в отличие от сторонних сервисов, которые знают, что делать со всеми этими датами.
  • Они дают уверенность в качестве данных, потому что валидируют не только геометрическую и техническую корректность, но и источник, и взаимосвязь объектов внутри темы, и возраст данных. Импорты станут умнее, потому что у импортированных объектов будет история. Авторы редакторов будут писать валидаторы не вширь, как в JOSM, а вглубь, находя новые неочевидные способы убедиться в правильности изменений.

В мире, где люди открывают редактор карты, чтобы поправить время работы или чтобы нарисовать новый маршрут автобуса или вырубку, а не тупо покопаться в месиве из данных, OpenStreetMap будут воспринимать тем, чем он является: множеством разных карт в одной. Которые в сумме больше и полезнее, чем по-отдельности.

Дело за малым: придумать и написать. Авторы потенциальных редакторов-хитов должны не только хорошо разбираться в OpenStreetMap и уметь программировать, но и иметь опыт в проектировании хорошего UX. Знать все примеры хорошего пользовательского дизайна в картографии: сайта Moovit, редактора запретов поворотов в iD, алгоримов модерации, интерфейса «народных карт»... Да, подвох тут очевиден. Продолжение следует.

2018   id   ВНЕЗАПНО   проекты
Ранее Ctrl + ↓