28 заметок с тегом

ВНЕЗАПНО

Будущее райдшеринга — это автобус

На этой неделе компанию Juno, в которой я работаю, закрыли. Всех разработчиков взял к себе Lyft — другой американский райдшеринг. Раньше мы работали с одним Нью-Йорком, теперь наше поле работы — все Соединённые Штаты. Весёлые времена. Мне даже в штосм теперь нельзя писать — жду разрешения от команды Lyft. До тех пор текст пришлось удалить.

В чём же будущее?

23 ноября   ВНЕЗАПНО

Главный вопрос OpenStreetMap

Сейчас в Призрене, Косово, идёт конференция State of the Map SEE (юго-восточной Европы). Видеозаписей не будет: она по-настоящему локальная, для той пары сотен человек, кто понимает английский. После моего доклада появились несколько идей, которые стоило записать. Если хотите контекст — следите за телеграм-каналами @foss4g_ru и @shtosm.

Рассказал про OpenStreetMaps во множественном числе. Втопил за многоязычность и разнообразие среди участников — и понимание, что у нас не одна OpenStreetMap с единым всемирным сообществом, а тысяча отдельных OSM с тысячью маленьких и больших сообществ, у каждого из которых свои практики тегирования и мнения о полноте карты. Я не понимаю, как здесь, в Косово, отметят свои кебабные рестораны на карте их владельцы, когда они не могут даже узнать про OSM (сайт этой конференции — только на английском) и узнать его правила (перевода вики на албанский нет).

Сейчас с Феликсом классно обсудили эти наблюдения. Спросил у него про нападки на Missing Maps. Европейцы замечали, что от всей этой инициативы веет колониализмом: белые мужчины решают, как выглядеть карте Африки и Азии. С другой стороны, карта колониальна по своей природе: ты идёшь в соседний двор и решаешь, как ему выглядеть на карте, что должно там быть и что нет. Карта — это власть; нельзя делать карту и не иметь власти. Цель подобных конференций — поделиться этой властью, дать её как можно большему количеству людей.

Но, опять же, среди слушателей нет владельцев кебабных. Они не поймут доклады, хотя среди них есть очень доходчивые ликбезы, потому что они на английском. Нужно ли им это? Закрадывается странная мысль, что может, пусть они жарят свои кебабы, карта им ни к чему. Поэтому их нет в OSM. Это опасно походит на поверье десятилетней давности, что женщин в технических профессиях мало, потому что это не женское дело, это им не интересно. Стыдная мысль, даже писать её неловко.

Другое, о чём мы задумались, — OpenStreetMap как средство получения и передачи знаний. Ты не рисуешь домики, а узнаёшь, как устроена карта, как проекция влияет на прямоту углов, как спутниковые снимки соотносятся с картой. Ты получаешь важные знания и даже не обращаешь на это внимание. Потенциальные картографы в деревнях, охваченных Missing Maps, лишаются этого: всё нарисовано за них. Для компаний и кампаний OpenStreetMap — это данные. Нужно больше данных, нужны свежие данные. Но людям нужны не данные, а знания. Люди — особенно люди из далёких стран — предпочтут научиться, предпочтут освоить удочку, а не получить рыбу. Закрашивая карту из лучших побуждений, мы лишаем этих людей знания.

Важная часть обучения картографии — ошибки. Придя в проект, ты рисуешь кривые домики, выбираешь глупые теги (я помню про свои juridical_faces) и забываешь соединить улицы. Потом понимаешь, в чём ошибка. Придумываешь свои теги, обращаешь внимание на мелочи, которые не интересуют других: на полосы обгона, кусты вдоль дороги, люки. Быть в OpenStreetMap на заре его становления было классно: ты двигался наощупь и узнавал многое в процессе.

Сейчас если ты сделаешь ошибку, тебе в личку быстро придёт кто-то из сотни валидаторов и сообщит о ней. Может, даже отругает. Всё стандартизировано, везде валидаторы. Карту используют в Facebook, Mapbox, Microsoft, Apple. Она должна быть однообразна и корректна. У современных новичков в OSM нет права на ошибку. Они приходят и становятся частью даже не сообщества, а армии картографов, где всё должно быть ровно, параллельно и покрашено в уставные цвета. Из проекта уходит игра и приходят задачи. А игра — это лучший способ получить знания. Корпорации и опытные картографы лишают участников знаний в обмен на большие и качественные данные.

Непонятно, что с этим делать. Возможно, это лишь моментное чувство, а OpenStreetMap, как мы знаем, не оперирует моментом: на него нужно смотреть через десять, пятьдесят лет. ML и AI, которые никогда не приносят новых знаний, как пришли, так и уйдут. Может, мы поймём, что OSM идёт не туда, и сделаем альтернативу. Может, мы запретим массовые правки. Или запретим препятствовать им. В ближайшие годы нам придётся ответить, что такое OpenStreetMap. Данные или карта? Игровая площадка или галеры? Средство общения или проект? Польза или сообщество? Наш совместный ответ определит будущее проекта — и, конечно, оно не понравится никому в любом случае.

26 октября   ВНЕЗАПНО

Рисование карты по Канту

Прочитал на «репаблике» краткий пересказ тезисов Канта в отношении морали и этики и понял, чем мне не нравится инициатива Missing Maps. Они подменяют категорический императив гипотетическим, этим вредя проекту, перенося его в статус необязательного.

Многие из нас рисуют карту просто потому что могут. «Картировать должен каждый» — эта фраза, в которой обычное «может» подменяется императивом «должен», руководит нашим выбором. Особенно если подменить слово «картировать» на «улучшать OpenStreetMap», где первое слово обозначает всё: и программирование, и написание текстов, и организацию мероприятий. Это категорический императив: он ничем не обусловлен и мир стал бы лучше, если бы им руководствовался каждый.

Тут приходят активисты Missing Maps и говорят: «рисуйте карту — она спасёт жизни!» На призыв откликаются тысячи людей, которые очень быстро наполняют данными белые пятна в OpenStreetMap. Проекты гуманитарной команды один полезнее другого: где помогают оценить ущерб от наводнения, где — спрятать девочек от обрезания, в Филиппинах превентивно закартировали всю страну не только для экстренного реагирования, но и для госпроектов. Всех людей в гуманитарной команде объединяет наличие цели: они не рисуют карту, а помогают людям. Для них карта утилитарна, картировать — это гипотетический императив.

По Канту, следование гипотетическому императиву легально, то есть, полезно и правильно, но не морально. Этически развитому человеку не нужны причины, он следует долгу, и если он знает про открытую карту, то улучшает её, не придумывая, зачем он (или она) это делает. При этом, не имеет значения, OSM рисует человек или «Народную карту»: то и то считается моральным, потому что позволяет реализовывать свой долг его описания. Способ реализации не важен, покуда действие является добром для мира. Поэтому я когда-то вполне мог оказаться в НЯК и рассказывать по всему миру о нём, а не об OpenStreetMap.

Если люди рисуют карту одинаково продуктивно, руководствуясь и категорическим, и гипотетическим императивами, то какая разница? По Канту, поступок, сделанный не из долга, несовершенен. С точки зрения опытных участников проекта OSM разница налицо: имея целью не выполнение долга по улучшению карты, а стороннюю цель («спасаем жизни!»), люди на самом деле не улучшают карту, а вредят ей. Клацают кривые домики «на отвяжись», засоряют города линиями без тегов и дорогами невпопад. Ещё не сформировавшимся местным сообществам придётся не рисовать карту с нуля, как мы любим, а разгребать чужие ошибки. И это мы ещё не говорим про автоматическое рисование.

Проект Missing Maps невероятно эффективен в привлечении редакторов. Но его существование — проблема для проекта, равно как и наоборот. В 2016 году мы спорили насчёт термина craft mappers, которым Майкл Мигурски окрестил людей, препятствующих развитию OSM. Кажется, философия Канта объясняют, в чём именно он был неправ: craft mappers — это люди, для которых улучшение карты является категорическим императивом. Этот императив требует от них контроля и абстрагирования от реальных задач для карты. Их сложно понять тем, у кого карта не входит в число абсолютных ценностей.

Это не значит, что Missing Maps нужно закрывать, или что их мероприятий нужно избегать. Напротив. У лекторов проекта можно научиться заражать своим видением мира других, а затем помочь участникам не сильно портить карту. Они дают шанс подумать, что станет с OSM, когда о нём действительно узнает каждый. В субботу 12 октября в Москве рядом с метро «Белорусская» состоится первый марафон Missing Maps в России. Сходите на него и побудьте ответственным картографом, записавшись в валидаторы и проверяя правки новичков.

4 октября   hot   ВНЕЗАПНО

Желаем того, что имеем

Пока готовился к докладу, прослушал много попыток представить API 0.7 другими людьми, особенно Йохеном Топфом и Энди Алланом. И прочитал, конечно, страницу в вики. Предложений много. Самые радикальные, но с которыми сложно не согласиться, проходят по разряду «наша модель данных сложная, давайте приблизим её к Simple Features». Специальный тип для полигонов, например. Но правильно ли мы хотим?

У нас же всё есть. Мы уже умеем отличать закрытые линии от периметров, умеем разбирать мультиполигоны. Зачем упрощать, когда незачем упрощать? То же самое в предложении Йохена убрать точки без тегов и добавить линиям координаты — по сути, собственную геометрию. Да, сейчас кэширование координат ест память, собирать объекты неудобно. Но кто сказал, что должно быть удобно потребителям данных? Удобно должно быть редакторам, потому что OpenStreetMap — проект для редакторов. С их позиции всё отлично: тайлы рендерятся, данные в базу загружаются, osmium вообще быстрый стал.

Технарям, которые пишут софт, право голоса ни к чему. У них есть рычаг, коего лишены большинство участников проекта: они умеют писать софт. А остальным с моделью данных, на которую они пытаются повлиять, придётся жить. И ни разу не очевидно, что жизнь станет проще: мало ли, разрезать окружности напополам станет сложнее, или потребуется указывать, насколько важна каждая точка. Делать лишний клик на перекрёстках. Вся нужная информация уже есть в базе, а память и хранилища дешевеют быстрее, чем мы рисуем новые объекты.

Разумеется, API всё равно устарел и его нужно менять. Только смотреть не туда, куда показывают натруженные пальцы программистов. А туда, где болит конкретно у вас, картографов. Вандалы замучали? Давайте думать, что нам упростит поиск проблемных правок и их откат. Лень тратить время на исправление тупых ошибок вроде линий из одной точки? Посмотрим, какую валидацию можно встроить в обработчики загрузки данных. Не выбрать между landuse=forest и natural=wood? Давайте запретим один из них на уровне API.

И ещё пора перестать делать вид, что Overpass API — сторонний проект, никак не связанный с OSM API. На минуточку, в вики более сорока страниц про первый и всего одна про второй. OSM API не находится в вакууме, это интерфейс доступа к данным не лучше и не хуже других. Поскольку OSM децентрализован, то ничего удивительного, что API разбросан не только по нескольким странам, но и по нескольким способам доступа. Overpass API — один из них, и он решает очень много пожеланий к API 0.7. У него одна проблема: в отличие от Taginfo, Nominatim или форума он не установлен на серверах OSMF, и поэтому его сложно воспринимать всерьёз участникам проекта. Даже несмотря на то, что сервисов, написанных на Overpass, больше, чем использующих API. Ваш API 0.7 — это Overpass API, смиритесь с этим и думайте, какие особенности OSM API ограничивают все способы работы с данными.

Я поставлю на отказ от пакетов правок: как метаданные, они лучше расстановки одинаковых тегов на всех объектах, но не оправдывают никаких ожиданий. Запрос для скачивания содержимого пакета, а не только тегов, должен быть выкорчеван из API, чтобы не подавать странных идей. И поставлю на лучшие связность и версионирование: не могу не согласиться с Йохеном, что когда внутри одной версии у линии может быть несколько разных геометрий, это дезавуирует всю систему версионирования. Нельзя откатить линию или отношение к прошлой версии, потому что это вызывает вопросы, к каким версиям откатывать их члены. Так мы возвращаемся к API 0.5, когда история адресовалась по меткам времени. Поэтому специфику OSM, «всё связано со всем», нужно подчеркнуть указанием ссылок на родительские элементы, и версии делать либо составными, либо увеличивать на каждый чих.

В докладе на State of the Map, помимо проблем комментариев к правкам, я упомянул, что неплохо бы добавить способ выкачивания полной истории для любого объекта, включая историю его членов. И получение удалённых объектов для заданной области. Которое у нас уже есть для Potlatch 1, но не для остальных редакторов, несмотря на попытки Фредерика. Да, это частично умеет Overpass API, но работа с исходной базой данных поможет получить результат быстрее и помочь в выкапывании истории другим инструментам, которые не приняли Overpass как нашего отца и спасителя. Наконец, задумавшись об истории в API, мы сможем сделать ещё один маленький шажок и добавить в него метод /revert. А затем и соответствующие кнопочки на сайт.

Нам не нужно упрощать данные. Нынешние инструменты отлично справляются с преобразованием их в удобные другим людям форматы. Нам нужно подумать, чего мы лишены. И доделать это: изменить инструменты мониторинга или поправить модель данных, чтобы понять историю нашей карты.

27 сентября   api   ВНЕЗАПНО

Не только карта улиц, и не слишком открытая

OpenStreetMap — открытая карта улиц. Это назначение зашито в название проекта, потому что атласы всегда были для автомобилистов. Улицы, шоссе, грунтовки с подписями на фоне бледных лесов и городских районов. Лора Блисс в статье для CityLab вспоминает, как рассматривала атлас Лос-Анджелеса в детстве, когда водители считали за честь держать всю сетку улиц в голове и знать, как объехать пробку на магистрали, — и понимает, почему атласы уступили навигаторам.

Мобильные навигаторы полностью меняют фокус: в них город вращается вокруг водителя, а не водитель находится где-то в городе. У карты на экране ни секунды покоя: она то поворачивается, то меняет масштаб. Нет времени её рассмотреть и понять. Поэтому запомнить город с экрана навигатора невозможно, остаётся следовать указаниям и надеяться, что по маршруту нет размытых мостов и перекрытых дорог. Но даже люди, которые когда-то помнили каждый переулок, отказываются от знаний и переходят на мобильные карты.

Причина проста: пробки. Машин на дорогах всё больше, они блокируют не только магистрали, но и объездные маршруты. Когда-то тихие районы теперь перегружены машинами, потому что навигаторы советуют срезать через них. Хорошей памяти на улицы недостаточно: нужно получать информацию об авариях и заторах ежеминутно, чтобы не простоять два часа. Полезная карта для водителя — это живая карта в навигаторе.

Сложно представить человека, который рассматривает карту в навигаторе. Она не предназначена для долгого взгляда. Главное на экране — синяя лента маршрута, чуть менее важны все остальные дороги слева и справа по ходу движения. Остальные элементы неинтересны, потому что по ним нельзя ехать. Хорошо бы их убрать или затенить, чтобы не отвлекать водителя. Мобильная карта — карта для автомобилиста, это карта улиц.

Настольные карты тоже стремятся к утилитарности мобильных. Открой гугль — там белые дороги на светлом фоне, зато экран усыпан яркими булавками заведений: «кликни меня!» Карты яндекса красивее: дома, дворовые проезды, тропинки и велодорожки. Вроде как пёстро и интересно, но пяти минут достаточно, чтобы понять: эта карта тоже только для одной задачи: «проложи маршрут!» Невозможно уделять таким картам время, с ними нужно решить задачу и уйти.

Мне с детства нравится рассматривать карты. Следить за линиями и обозначениями и находить взаимосвязи. Но рассматривание карты ушло в прошлое вместе с атласами. Теперь печатные карты — лишь историческая ценность. Две коробки моего картографического архива спрятаны где-то в шкафу, толстые красивые атласы пылятся под потолком, карты из спинки автомобильного сиденья я не доставал лет пять. Всё устарело, стимула покупать новое нет: там то же самое, только на свежих данных.

Каждый год на конференциях State of the Map и FOSS4G устраивают конкурс плакатов. Кажется, вот оно: стой и рассматривай. Задерживаюсь у каждого на несколько минут — но это же не карты. Это либо исследовательские работы, поданные в форме плаката, с горой текста, несколькими графиками и парой простых обзорных карт. Либо художественные работы, которые не сколько рассматриваешь, сколько воспринимаешь. Да, встречаются красивые, «Pop Art» когда-то я утянул домой и не жалею об этом. Но карты — красивые, глубокие карты больше не вешают. Карта стала утилитарна; если она не выполняет предназначение, она не нужна.

Любопытные глаза теперь рассматривают спутниковые снимки. Присматриваются к контурам домов, прослеживают грунтовку через поля и леса. Находят правильные контуры военных объектов или деревню в глуши. Что это за пятно? Кто здесь живёт? Когда на одну точку есть шесть разных снимков, интересно их сравнить, посмотреть, как застраивался город или меняла русло речка. Снимки бесконечны как вширь, так и вглубь: всегда есть интересный район или история, которую открывают две спутниковые фотографии, разделённые десятилетием.

Для таких любопытных была сделана викимапия: люди просто подписывали все объекты на снимках, чтобы другие получили ответ на «а что здесь такое?» Подписывали без разбора, дом так же, как озеро, как военную часть или тропинку через лес. Оставляли комментарии: «о, я тут рыбу ловила, пока не заросло». Викимапия была уникальным проектом для любопытных — пока авторы проекта не забыли, кто к ним ходит, и не угробили проект рекламой и смещением фокуса на картографию.

Казалось, вот два очевидных решения: люди смотрят на карточки — баннер же не помешает? И обвесили рекламой всё по периметру и немного внутри, чтобы пользоваться сайтом без адблока стало противно. И второе, наши редакторы же обводят снимки, а тут один шаг до классификации, чтобы получилась карта. Сделали — офигеть, карта начинает получаться, люди трассируют дороги и обводят населённые пункты. Вот только эти люди перестали уделять время тому, чем сайт был полезен: подписывать снимки, описывать спрятанные чудеса. Теперь они зачем-то дублируют работу, которую делают пользователи НЯК, OSM, Here. Делают недо-карту. Викимапия из уникального источника превратилась в никому не нужное подобие. Теперь на неё заходишь из жалости.

Рассматривать викимапию неприятно, а карты гугля, яндекса и подобных — бессмысленно. Атласы ушли в прошлое, а на спутниковых снимках можно что-то различить, но не понять. Получается, рассматривать нечего? Напротив: ответ был перед нами все пятнадцать лет.

Это OpenStreetMap. В отсутствие альтернатив OpenStreetMap стал главным атласом для рассматривания. Откроешь глагне  — и залипнуть в карту можно надолго. Не только дороги и дома: тропинки, болота, фонтаны и места для пикника. Именно поэтому когда-то люди возмущались, что railway=abandoned убирают со стандартного стиля: да, эти линии обозначают снятые рельсы, это не-объекты. Но когда смотришь на карту, они многое рассказывают об истории. Объясняют, почему там просека или тропинка. Интересная карта рассказывает историю, и сотни тысяч редакторов своими кусочками историй превращают OpenStreetMap в величайшую сказку на земле.

Опытные участники знают, что наша карта внутри гораздо больше, чем снаружи. Модель данных OSM со свободными форматами и бесконечными схемами тегирования подталкивает редакторов к слишком детальному картированию. Они указывают номера квартир в подъездах, виды деревьев в парке и напряжение в ЛЭП. Загружая кусочек города в JOSM, никогда не знаешь, какие мелочи заинтересовали местного картографа. То дороги окажутся усыпаны пожарными гидрантами, а то придётся ворочаться промеж отрисованных поребриков.

Карта богата внутри, но увидеть это богатство непросто. Раньше был набор из нескольких десятков визуализаций Ito Map: они показывали ограничения скорости, колеи железных дорог, освещённость, адресацию и кучу других атрибутов. К сожалению, в июле этот проект закрыли. У нас остались несколько тематических проектов типа OpenRailwayMap и Parking Lanes. Проблема с ними в том, что их не найти. Ссылки рассыпаны по случайным страницам нашей вики, сайты включаются и выключаются в произвольные моменты времени. Они не столько углубляют представление об OpenStreetMap, сколько бросают: «а вот ещё какая штучка у нас есть». Вместо единой шкатулки драгоценностей получилась сеть музеев одной брошки.

OpenStreetMap сродни карьеру, полному смыслов и геоданных. Чтобы в него углубиться, картостилей недостаточно, нужны более точные инструменты. Такие как Taginfo и Overpass API. Нашли интересный тег — запустили запрос, чтобы выкопать подобные объекты в своём районе — раскрасили и сделали себе тематическую карту. Подождали, пока лимит на плотность запросов отпустит, и продолжили раскопки. Скачали GeoJSON или подкрутили карту в редакторе. Очень увлекательно, это как править «матрицу», смотря на стекающие зелёные буковки. Только Level0 не хватает для комплекта. Думаю, лишь 400-500 человек на весь мир умеют смотреть так глубоко.

Нормальные люди приходят на наш сайт и рассматривают картостиль OSM Carto. Они не знают о «подводной части» базы данных — а ведь в ней самое интересное. Мы уже победили всех остальных по глубине карты, по её залипательности. Но чтобы усилить эффект, нужно что-то делать. Одно из двух. Либо, подобно немецкой глагне, заменить карту стеной текста со ссылками. Правда, с нашим мастерством принятия решений за результат может быть стыдно: вывесят туда ссылки на вики, на форум и на планету. Разбирайтесь, мол, сами. Второй выход — заменить тайлы в карте векторными.

Любой картографический стиль делит классы объектов на карте надвое: те, что он отображает и те, что прячет. Это нормально: чем продуманнее картостиль, тем короче его легенда. И это свойственно печатным картам. Но у нас на сайте интерактивная карта с бесконечным количеством атрибутов. Глупо отображать для всех одно и то же, по-барски позволяя включить аж четыре других стиля. Сколько атрибутов — столько картостилей. Нас спасут только векторные тайлы. Каждый посетитель должен получать свой собственный срез данных, чтобы посмотреть и офигеть от разнообразия. Мы обсуждали этот подход во время прошлого State of the Map, но, кажется, никто не понимает, что нужно делать.

Карта OpenStreetMap — это не картинка, которую можно рассматривать только вширь. Это калейдоскоп: покрути фильтры — и рассматривай заново, потому что открываются новые слои и новые взаимосвязи. Такое невозможно даже представить в коммерческой или печатной картографии, но мы, редакторы открытой карты, настолько привыкли к многогранной и запутанной модели данных, что даже не задумываемся, насколько уникальна и завораживающа наша карта. Мы пользуемся специальными инструментами, чтобы рассматривать грани, — а хорошо бы рассматривать их невооружённым взглядом.

Улиц недостаточно. Пробки сиюминутны и потому не нужны. Важна общая картина. Карта обучает, просвещает, помогает найти себя в мире. Проект OpenStreetMap способен рассказать о твоём городе или маршруте столько, сколько не снилось атласам. Осталось придумать, как разрушить статус-кво с картостилями и недо-векторными тайлами от Mapbox. Мы можем сделать лучше. Карта должна быть свободной.

2019   osm.org   ВНЕЗАПНО   картостили   навигаторы
Ранее Ctrl + ↓