15 заметок с тегом

ВНЕЗАПНО

Ctrl + ↑ Позднее

Ответственность

В июле сотрудники MapBox рассказали, как они отрисовывают в OSM города, на покрытие которых жаловались пользователи foursquare. В статье много чисел и красивых картинок, но главное лишь подразумевается. MapBox — компания, предоставляющая сервера и технологии для хранения тайлов. Всё, что от них требуется, — наращивать мощности, придумывать удобные тарифы, рекламироваться. Но этого недостаточно. Они помнят, что в основе их бизнеса непредсказуемый и местами слабый OpenStreetMap, и в их клиентскую поддержку входит не только починка серверов, но и оперативное рисование карты там, где это важно для клиента. Да, по спутниковым снимкам, без вылета на место и без опроса аборигенов, но и без того качественно.

Их подход к работе, их ответственность перед клиентами и проектом, на котором они строят бизнес, всплыли в памяти после фразы, брошенной одним из наших участников в чатике: «если честно — мне пофиг, я нашёл для себя лично способ продавать бесплатный ОСМ за деньги, и мне уже больше ничего не надо. Пока я не отобью все потраченные на ОСМ в предыдущие годы деньги — меня не волнует, что там в проекте творится». Звучит дико, но лишь потому, что в OpenStreetMap это исключительная редкость. Обратный пример у нас прямо перед глазами.

Zkir делает выгрузки для СитиГида, но в отличие от остальных, обновляет не все регионы страны подряд. Он написал десяток валидаторов: от связности дорожной сети до адресации и тегов population, свёл их в одну систему и высчитывает индекс качества каждого региона. Если он A или B — ежедневно создаётся его выгрузка для автонавигатора. Если C или хуже — увы, рисуйте лучше. При этом, поправить ошибки не составляет большого труда: все они перечислены и отображены на карте, и в большинстве случаев достаточно поменять несколько тегов или провести пару линий по космоснимку. Только позавчера возобновились выгрузки заметно пострадавшей от перелицензирующего робота Ленинградской области: её исправили несколько местных мапперов.

Мешают ли эти незначительные ошибки созданию выгрузок? Нет, конечно. Просто Кирилл чувствует ответственность за результаты своей работы и, как следствие, за качество нашей карты. Но исправлять все недочёты самостоятельно и каждый день — нечеловеческий труд, поэтому он потратил немало времени на создание валидаторов и наглядного рейтинга, чтобы у мапперов, заглядывающих в таблицу, появлялось соревновательное чувство, желание поднять свой регион повыше. И как видно, это работает.

Чувство ответственности знакомо каждому участнику OSM, не сбежавшему через две недели. Помните, каково это — после недель обклацывания снимков и прогулок обнаружить, что пришёл какой-то новичок и корёжит нарисованные вами дороги и POI? Этот момент, когда закипаешь изнутри, и в голове, а затем и в письме, возникают резкие и не всегда обоснованные претензии; когда качаешь плагин reverter или пишешь обиженное сообщение в тему «откаты правок»? Маппер не просто рисует карту, он ещё и следит, чтобы нарисованное не поломали. Конечно, это не означает, что он ещё будет обновлять эти данные, но, по крайней мере, не допустит их ухудшения. Поэтому так популярны инструменты слежения. Наверное, пора напомнить, что у нас есть: «Мы дали вам бесплатные геоданные, обработайте их сами, это несложно» — такова позиция OpenStreetMap. Правда, когда кто-то сделал транспортную карту Саранска на нашей подложке, мы рванулись дорисовывать этот город. Когда в Крымске потребовалась карта, поднялось всё сообщество: собирали источники, обновляли карту, сделали ежедневные печатные атласы. Разные организации просят у Совета помощи — и тот высылает нужные выгрузки в удобном формате или подробно объясняет, что нужно сделать. Уверен, что если какой-нибудь региональный справочник захочет напечатать нашу карту, мы не сможем не помочь в её подготовке.

Стремление упорядочить окружающий мир привлекает людей в OSM и заставляет их рисовать карту. Исследовательский зуд и потребность всё улучшать толкают программистов на доработку наших инструментов и написание новых программ и библиотек. Ущемлённое чувство прекрасного зажигает дизайнеров на помощь проекту (правда, от объёма работ у них быстро опускаются руки). Но именно чувство ответственности, с которым повезло очень многим участникам, делает OpenStreetMap привлекательным и полезным для посторонних.
2012   ВНЕЗАПНО   проекты

Чёрная дыра

В последнее время я сталкиваюсь с непрямыми вопросами вида: «как OpenStreetMap может мне помочь?» Какие карты я могу получить, может ли сообщество нарисовать город, и как быстро, можно ли задействовать сообщество для краудсорсинга вырубок или пожаров? Правильные мысли, но неправильный проект. Дело в том, что OSM ничего не может дать. Наш проект — это чёрная дыра, поглощающая все возможные усилия, но ничего не возвращающая взамен.

У новичков OSM забирает время, ценный ресурс, которым обладает каждый. Поэтому проекту так легко начать приносить пользу (конечно, потратив ещё время на изучение модели). Затем время и полученные знания начинает забирать сообщество через форумы, списки рассылки, почту. Затем физические усилия, бензин, чернила, деньги: мапперы собирают данные в поле. Это уже за чертой, проведённой другими проектами, вроде НЯК или викимапии, но у нас нет ограничивающего нас руководства, поэтому нет дна.

Программисты тратят свои умения на исправление наших инструментов. Администраторы отхватывают ресурсы у серверов. Дизайнеры делают визуальную часть привлекательнее. Жаль, что их мало в проекте. Целые компании, годами собиравшие геоданные, бесплатно ухают их в общий котёл. Транспортные организации порою поддерживают актуальность маршрутов в OSM. Правительства отдельных государств выделяют ресурсы на доведение карты у нас до идеала. Проект принимает всех — от прохожих до президентов. Если не временем и не данными, можно помочь, даже просто передав денег через пожертвования.

Но при этом некоторые ожидают, что OpenStreetMap что-то даст взамен. Геоданные? Давайте, и в шейпах, пожалуйста. Можно ли карту для распечатки и продажи? Нам нужно актуализовать карту маршрутов, вытащите её нам в удобном формате. Мы составляем базу адресов по всей стране, поделитесь? В нашем проекте люди со всей страны будут уточнять границы по разным подложкам, какие у вас есть инструменты для такого? Мы запускаем службу такси, и хотим карту. Нанесите наш магазин. Посчитайте нам статистику. Напишите программу, сделайте сайт.

Всё это смешно, и, странным образом, это именно то, с чем приходится работать Совету и всем, кому хватило ума сделать для проекта что-то заметное. И формат «ты мне — я тебе» здесь не работает: даже если организация нарисует свои постройки и территорию вокруг них на карте, или выдаст расположение всех своих магазинов, это не даёт ей права требовать что бы то ни было. OpenStreetMap — это неблагодарная чёрная дыра, которя только принимает, но ничего не отдаёт. Этим можно пользоваться, хитростью перенаправляя усилия отдельных участников на помощь не столько проекту, сколько себе. Но ждать, рассчитывать на проект?

Зачем же мы участвуем в такой эгоистичной системе? Дело в том, что всё написанное выше — ложь. OSM даёт нам то, что не удаётся получить из других источников. Не деньги, не время, не материальные блага. А просто удовлетворение от хорошо сделанной работы. Каждый, от обычного маппера до автора josm, видит, что его усилия помогут сотням, тысячам, десяткам тысяч людей. И, в первую очередь, самому себе: так приятно знать, что забытое время работы почтового отделения можно узнать в три клика, потому что когда-то не поленился и отметил его на карте.
2012   ВНЕЗАПНО

Транки, блин, и праймари

В начале недели я в очередной раз увидел, как карта и наше сообщество отстали от реальности. В фойе бизнес-центра бесплатно раздавался журнал «Попутчик». Открыв его, я сначала подумал, что это реклама, потому что так не бывает.

Журнал состоит из покилометровой схемы трассы М10 от Петербурга до Москвы, с описанием абсолютно всех характеристик дороги, вплоть до освещённости и качества покрытия, перечислением всех указателей и всех заведений вдоль шоссе.

Я абсолютно уверен, что на территории России нет и десяти километров любой загородной дороги, отрисованной в OpenStreetMap с такой детальностью.



Но чем особенно меня задел этот журнал, так это тем, что полгода назад я организовал Википроект М10 — но всё, что с тех пор сделал, это один раз обновил вики-страницу. Даже первоочередные задачи, вроде прописывания обязательных тегов и разделения дороги на два направления, до сих пор ждут выполнения. За зиму лишь добавили несколько POI, да сломали линии в нескольких местах.

Тем временем, в форуме сообщества спорят про «ложечки», то есть, про значения тега highway.

Как-то Пух («Очень Крутой Мужик») спросил меня, какие слои в нашем проекте закончены. И тут я задумался. Что мы можем ответить? «Все границы районов»? Смешно. Этот журнал — как раз пример такого на 100% завершённого участка карты. И, если подумать, чтобы такое сделать, достаточно потратить выходные на медленный проезд по трассе в обе стороны и кропотливую запись всего, что видно. Но для этого нужно относиться к карте не как к воскресной нарисуйке — обвёл трек, весь день свободен, — а как к работе, как к произведению искусства, которое существует в двух состояниях: «готово» и «не готово».

И для этого даже не нужно бросать все остальные дела, не нужно напрягать себя каждодневно на прогулки и клацание мышкой. Просто нужно что-то один раз сделать хорошо. Так, что бросив взгляд на карту, на, не знаю, три квартала вокруг своего дома или дорогу до дачи, появлялось чувство удовлетворения: да, здесь больше ничего не добавишь. Но при этом стоит помнить, что через несколько месяцев эта карта превратится в тыкву, и совсем не из-за перелицензирования: всё устареет, и нужно будет потратить несколько часов на пробежку с блокнотом, зачёркивая исчезнувшие магазины и отмечая новые парикмахерские. Готовая карта — это та, которой можно воспользоваться в любой момент.



Беда в том, что структура OSM, все инструменты и валидаторы поощряют не изменение данных, а их добавление. Ни один сайт не проверит за вас актуальность информации о заправках или о качестве покрытия. Нет таких обходных листов, чтобы печатали информацию о всех POI, и потом чтобы их только зачёркивать или дописывать. А кто пробовал массово расставлять адреса в жосме, знают, как это дико неудобно. Поэтому актуальность карты — не только полевая работа, но и задача для программистов.

Отличие OpenStreetMap от нарисуек, НЯК и викимапии — не в лицензии (хотя и в этом тоже). Не в качестве и многообразии исходных материалов (хотя и в этом). Не в огромном, бурлящем и весёлом сообществе (хотя где ещё такое найдёшь?). Не в неисчерпаемой глубине, когда можно отрисовать всё, от береговых линий до люков (но это тоже правда). А в том, что у нас, и только у нас, есть шанс всё сделать хорошо. Почему бы не начать этим летом?
2012   ВНЕЗАПНО

Извините за паранойю

Нашёл свою тему на форуме за прошлый июнь, и решил, что сейчас, во время конференции и в свете Челябинска, serge56 и прочих событий, она стала только актуальнее.

Предположим такую ситуацию.

Типография некоего города, обнаружив OSM, порадовалась и напечатала тираж карт города (разумеется, с указанием источника). Продавала его с полгода, а потом, скажем, Роскартография, или Дискус, или Карта ЛТД присмотрелись и офигели. И подали на типографию в суд за нарушение авторских прав. «А какие ваши доказательства?» — возопит тут нестройный хор. Доказательства будут. Пара домиков, не соответствующих местности но нарисованных на чьей-либо карте. Изгибы улиц слегка другие. Два извилистых переулка обменялись названиями. Скорее всего, мы даже не услышим, что нас выдало, из-за закрытых дверей суда. Типография серьёзно пострадает, а другим будет наука, как использовать «свободные» карты.

Что мы будем делать после такого?

Не секрет, что с популяризацией проекта сюда набежало много школьников, лишённых чувства ответственности и понятия лицензий. Та самая аудитория «народных карт» (зачем мы пытаемся «открыть ей глаза», ещё раз?). Двадцать человек два года отрисовывали город, а пришелец посмотрел на это, сверился с бумажной картой: «ба, да у вас здесь название неправильное, и переулка не хватает» — и дорисовал без источника. Если хитрый, то ещё подпишет source=survey. Кто-то разочаровался в качестве космоснимков и втихую подложил себе гугль-карты или недавно сильно похорошевшие яндексовские.

Есть у нас и «меценаты», заменившие целые города своими наработками. Мы, конечно, им благодарны и ура, не надо мучаться с переулками. Но, если сесть и подумать — придерживались ли они принципов OSM при рисовании? Наверняка «зелёнка» у них с генштаба, названия — с бумажных карт, дома — с закрытых космоснимков. Хотя бы одно из трёх. Мелочи, но именно среди них будет то, что нас «спалит».

Как мы будем реагировать на прецендент ловли на нарушении авторских прав?

Удалять город? Так там же сто человек его рисовали по своим фотографиям, трекам; тратили дни на обход кварталов. Вычленять «вредителей» и откатывать их правки? Ну даже в лучшем случае, когда мы определим ложные детали, откатим их и даже очистим город, останутся другие города. В которых никто уже не может быть уверен.

Похоже, единственным решением будет начать с чистого листа.
2011   ВНЕЗАПНО   закон   импорт

Хороша карта, но не наша

Сегодня у меня было странное переживание.

Не секрет, что я не пользуюсь картами OpenStreetMap на дороге. Хотя бы потому, что я стараюсь прокладывать маршрут мимо отрисованных дорожек. В навигаторе у меня «Дороги России», а на бумаге — отличные дорожные атласы от ЗАО «Карта». Эта фирма делает очень качественные и ежегодно обновляемые карты северо-запада: Ленинградской, Новгородской областей, юга Карелии. При наличии нескольких альтернатив я выбираю её издания, как наиболее точные: другие довольствуются стотысячной перепечаткой генштаба, даже не высылая автомобиль для проверки наличия дорог. И маршруты — например, для завтрашней поездки вокруг озера Ильмень, — я строю на основе трёх источников: карт OSM, спутниковых снимков яндекса и упомянутых бумажных атласов.

Прошлую зиму я провёл за диванной картографией, отрисовав все видимые на космоснимках дороги южной половины Псковской области. Кроме того, в сентябре мы собирались на первую всероссийскую картовстречу, чтобы «сделать лучшую в мире карту Великих Лук». Смешно звучит сейчас, конечно. Но та встреча дала несколько неожиданный результат: вместо того города, лучшая в мире карта сейчас образуется у Пскова, откуда приехал один из картографов, gryphon, и втянулся в проект. Что касается остальной области... Она известна велосипедистам, как одна из самых непредсказуемых: где на карте нарисовано асфальтовое шоссе, вполне может оказаться болото с кочками, и наоборот. Мостов на картах нарисовано примерно вдвое больше, чем есть на самом деле — хотя, примерно столько же, потому что ненарисованных мостов ещё больше. Ну и так далее. Получается, несмотря на кажущуюся полноту коммерческих карт, в OpenStreetMap, отрисованном по полевым исследованиям и космоснимкам, качество куда выше.

Сегодня я зашёл в магазин в поисках атласа новгородчины, но нашёл нечто совсем иное. Атлас Псковской области, Пскова и Великих Лук от ЗАО «Карта». И я даже не знаю, как к этому относиться. Я вспоминаю места, где мы забредали в болота из-за устаревшего генштаба — и в этом атласе там всё верно нарисовано. Я смотрю, где раньше на картах рисовали мосты, разрушенные во вторую мировую — и их здесь нет, только значки «живописный вид». На картах городов обозначены абсолютно все улицы и абсолютно все дома. Правда, без учёта вот такой фигни и почти без POI. Если не считать пригородных районов (которые дело времени), карта Пскова в OSM до сих пор лучшая в мире — а вот в Великих Луках я бы предпочёл атлас, пусть и с недочётами.

Зря ли я работал, обклацывая дорожки с IRS, но не имея опыта даже чтобы различить тип покрытия, ради которого, в частности, я нередко заглядываю в коммерческие атласы? Если раньше у меня была надежда, что кто-то, путешествующий по югу области, предпочтёт OSM иным картам, именно из-за полноты, то эта надежда испарилась: теперь рисовать область я буду не для кого-то, а исключительно для себя, из нетерпимости к незавершённости. Зачем ехать на машине в леса, снимая характеристики дорог, когда вот оно всё — на бумаге, снятое с куда большей точностью, чем доступно непрофессионалам.

Хороша карта, но не наша

Ответ всё там же — в карте. Пунктиры слева, у Высоцкого, не скажут велосипедистам о прекрасных грунтовках в сосновом лесу: они выглядят будто ведут к путям железной дороги, огибая болота. Но я же обкатывал их, и знаю, что там можно отлично покататься. На востоке, у реки Кебь, нарисованы садоводства и немного подъездных дорог к ним — но не так много, как обозначил asw по спутниковым снимкам и своим обширным познаниям тех мест. Во Пскове обозначены дворовые проезды, но только OpenStreetMap знает, какие из них проезжаемы, а где разрешено только ходить пешком. Бессмысленно соревноваться с крупными картографическими конторами за покрытие: это основной критерий качества их работы, за которую они получают деньги. Поэтому нам нужно пользоваться основным преимуществом: нас много, и у нас есть велосипеды (автомобили, ноги).

Когда они работают вширь — считая километры нарисованных дорог — мы углубляем карту, обрисовывая трек с недавней велосипедной покатушки с указанием покрытия, отмечая наличие павильонов и скамеек на автобусных остановках вдоль дороги на дачу, рисуя тропинки в своём дворе, по которым жители ходят до магазина, и время работы этого магазина. Пунктир в атласе ничего не скажет о проезжаемости дороги, в отличие от маппера, одолевшего его на машине. Преимуществом OSM часто называют точность — но многие воспринимают это как точно обрисованные треки вдоль основных магистралей. В то время как одно из лучших применений хорошо обрисованной карты — проверить, «можно ли там пройти или проехать». Велосипедисты строят по нашей карте маршруты, а в некоторых районах OpenStreetMap заменила джиперам на внедорожных рейдах карты генштаба — благодаря своей точности и покрытию, которые не то же самое, что точность и покрытие коммерческих карт.

Наш фокус отличается от коммерческого, и когда карты последних внезапно станут не нужны — мы и не заметим, потому что работали над своими кусочками карты, которые сложились в целое, превосходящее альтернативы.
2011   ВНЕЗАПНО