День, когда всё шло наперекосяк

Неприятности начались, когда самолёт коснулся посадочной полосы по расписанию, но рулил по безграничному франкфуртскому аэропорту так долго, что я опоздал на поезд в Карлсруэ на пять минут. Следующий поезд должен был быть через час — но его отложили в сумме ещё на час. Как позже поведал Саймон Пул, расписания порушились из-за какой-то утренней грозы. В итоге, после двухчасового ожидания на вокзале аэропорта (успел повторить доклад пару раз) я сел в поезд. Вернее, встал — и ехал за свои 40 евро весь час стоя, в компании женщины с двухлетним ребёнком, которым уступили место только за десять минут до выхода.

Выйдя из невзрачного вокзала Карлсруэ, отыскал инфопункт с картой трамваев и обязательным магнитиком. Купил билет на день: кроме гостиницы, ещё нужно будет съездить до паба и обратно. Жара адская, на циферблатах 29°. В общем, на полпути к гостинице водителю стало плохо, пути заблокировали скорая и пожарная машины. Дошёл пешком. Тут поясню, что Карлсруэ — это огромная стройплощадка. У нас иногда новички вешают на полигон place=* тег landuse=residential, так тут можно спокойно повесить landuse=construction. В городе нет точки, из которой не был бы виден хоть один строительный забор. Даже дворец в лесах. Из-за этого трамваи ходят кое-как: до паба и обратно пришлось идти пешком, потому что ждать челнока 10 минут было лениво. Суточный билет не окупился.

В Петербурге есть еженедельное событие — пин-микс: когда в полночь с Дворцовой площади стартуют сотни велосипедистов и всю ночь колесят по городу, удивляя водителей. В Карлсруэ пин-микс постоянный: повернёшь за угол — а оттуда на тебя тридцать велосипедистов толпой. За следующим углом — опять. Вероятно, потому что город студенческий. Место четверговой встречи тоже оказалось студенческим: какой-то приуниверситетский закуток со скамейками на улице и тренирующимися гимнастами в подвале. В баре наливают только чай, а пиво выдаёт барахлящий автомат. Еды нет. В итоге десять человек, включая меня и Дмитрия Киселёва, отчалили в направлении нормального паба. Там я к пиву заказал непонятно что со словами «белая сосиска» в названии. Принесли, натурально, ковшик с водой, в которой плавали две сваренные сардельки белого цвета. Ну и соус отдельно. Другие в это время старательно нарезали необъятных размеров шницели.

Говорили о разных незначительных вещах. Например, почему и насколько тяжело у OSMF с финансами. Токийская и Бирмингемская конференции принесли так мало прибыли, что Саймон Пул поднял вопрос корпоративного членства в OSMF, несколько раз. Дмитрий показал японцу Икие, где живёт — на самом берегу Адриатического моря, вот ведь счастливый человек. Подумали, стоит ли проводить SotM EU ежегодно, и как бы его подвинуть в Восточную Европу, или даже в Петербург. Обсудили причины нереальной жары в Карлсруэ (это одно из самых жарких мест в Германии, говорят). Увидели за соседним столиком и пригласили Патрика Сталина, которого вы помните по венскому сотму. В общем, ничего важного. Фотоаппарат забыл, следите за хэштегом #sotmeu. Завтра в десять утра я, по сути, открываю конференцию своим докладом — повторю-ка ещё раз.

Поделиться
Отправить
2014   sotm
3 комментария
Виктор

Похоже не успел застать вас :)
Перелеты и переезды, конечно, выходят за уровень понимания немецкой слаженности. Между Голландией и Германией не ходят поезда (из-за шторма в понедельник), в Карлсруэ вечный ремонт (уже 3 года строят метро — ничего не построили, но говорят что через 2 планируют завершить) и немецкие инфокиоски выдают противоречивую информацию. Из-за жары, наверное ...

fserges

Я тоже летел в этот раз через Франкфурт и тоже день получился спесифисеский, только проблемы начались уже в Питере. А жара ... Когда я гулял по Сакраменто было +40, вот тут мне было рельно фигово, но я честно провёл на солнце 6 часов :) Обратно лечу через Мюнхен, надеюсь без приключений :)

Максим Дубинин

Насчет корп.членства и отсутствия денег, спроси Саймона, почему они уже месяц не могут нам выставить обновленный счет. Может если они начнут нормально реагировать на почту, то и денег прибавится...пока ощущение, что они им не особо нужны.