Гейдельберг 2019: воскресенье

У нас есть друзья, которые переехали в Германию и теперь грустят — от другой культуры, языка, от непонятных процессов и будто враждебной среды. Их можно понять. Германия предоставляет какой-то базовый уровень комфорта, но это не значит, что можно расслабиться. Нужно выдавать результаты на более высоких уровнях. Все бегуны, кого я тут видел, бежали в гору. Фредерик развернул огромную карту университета, и я с ужасом обнаружил, что он уточняет размеры и виды каждого дерева на территории. А тут их целый лес! Всегда нужно быть начеку: от тебя ожидают, что ты знаешь все расписания и все возможные проблемы. Немцы постоянно в курсе, что нужно хотя бы раз в месяц заглядывать в захламлённый подвал невзрачного административного здания, в неприметную дверь с плакатом «осторожно, леопард!»: там могут быть важные документы. Здесь нет неожиданностей, но есть неосведомлённость. Непонятно, что хуже.

Воскресенье — чудовищный день, потому что у меня сразу два доклада, и для основного ещё нужно допилить слайды. Поэтому решил выйти попозже, сначала потренировавшись пару раз. Смотрю в расписание — а у меня рассказ про штосм в 10:30. Делать нечего — пришлось садиться на трамвай. Короткие доклады были сплошь демонстрациями: Саид показал валидатор распознанных знаков в Mapillary, Беата — модуль ImproveOSM для JOSM, Алина — аннотирование снимков в OpenStreetCam. Я же призвал людей перестать считать за достижения только код (как везде на State of the Map) или только картирование (как везде на HOT Summit). Было бы здорово почитать мысли участников, а для этого нужно, чтобы они остановились, подумали и написали в дневнички или бложики.

Чуть позже Томас рассказал про приватность в сети, про то, что ваши координаты могут рассказать про вас. И, конечно, первое приложение, которое появляется в слайдах, — maps.me. Он покликал в точки, подвигал карту. Смотрим логи: что ушло на сервер? В фейсбук ушли название телефона, ширина экрана и уровень громкости, в mopub — идентификатор мобильного оператора. При клике на гостиницу букинг узнаёт, куда вы кликнули. В приложении можно отключить статистику и за деньги отключить рекламу. Последнее заметно сократило список серверов, куда отсылали данные, — до трёх. Хорошо бы убрать всё, кроме, разве что, crashlytics. Османд тоже что-то спрашивает у своего сервера, но это терпимо. По мне, любой продвинутой карте рано или поздно приходится заводить серверную часть.

Наконец, Мартин из CycleStreets в весёлых скриншотах нашей карты показал, как офигевают от нашей модели рисования и тегирования велосипедных полос и дорожек люди, которым это всё использовать. Сколько светофоров на перекрёстке? Как его проезжать, если не отрисован переход? В каком месте развязки предупреждать, что пора поворачивать направо? Кажется, починить рисование велосипедной и пешеходной инфраструктуры можно только введя виртуальные полигоны, ограничивающие дороги и все прилегающие элементы типа парковок и тротуаров.

Все остальные доклады я пропустил: готовился к своему выступлению. Ни одной картинки на слайде, только ключевые слова из размышления, что мы можем сделать для облегчения слежения за правками и их отката. Кажется, получилось вдохновляюще: Кристина передала, что некоторые участники называли мой доклад самым важным на конференции. Осталось только найти людей, которые готовы придумать, как нам всё это сотворить. На шинковку пакетов правок нужны не только ресурсы, но и понимающие люди, способные составить план. Может, рассказ зажжёт сердце какого-нибудь сотрудника фейсбука или граба, и тот продавит руководство на новый полезный проект. На неделе опубликую основные мысли доклада, а запись уже доступна, как и все остальные с конференции.

После докладов — Poster Session: всех пригласили в соседнее здание, где развешены плакаты про OpenStreetMap. Карт среди них печально мало: три или четыре из примерно пятнадцати. Остальное — научные исследования или просто наблюдения. Как плакат с шестью видами адресации в Великобритании. Или пара плакатов от YouthMappers: они много слышали про то, что если картографов-новичков вдохновить, то мероприятие получится эффективнее. Ну как в Missing Maps всегда вначале рассказывают, что картой вы спасаете жизни, вот это всё. YM проверили это утверждение, поделив новичков на две группы. Оказалось, вдохновление поднимает мораль, но не делает из плохих картографов хороших. Всё это описано в материалах академической секции, на предпоследней странице. Постер-сессия удобнее обычного разглядывания плакатов: рядом стоят люди и объясняют всё, что сложновато.

За пивом с рыбным канапе в углу разговорил мужика из какой-то страны в средней Азии. «Что я могу рассказать на конференции, вон пусть люди, которые делают картовстречи, говорят». Разумеется, за следующие десять минут я услышал от него потрясающие рассказы про картирование близ военных частей и как он однажды учил работе с картами местную армию. То же с Джерри Кло: стоит его поймать, как байки из его профессорского опыта обеспечены. Хорошо, что последнего не нужно заставлять выступать, он сам меня приглашает на пятиминутный ликбез по почтовым ящикам завтра. Тут и там кто-то роняет на пол бутылки пива Ruprecht, замечательного тем, что на этикетке у него карта и правильная атрибуция в углу.

Вечером нашли в старом городе бар-ресторан, оформленный с отсылками к популярным фильмам. Заказал коктейль «Холодное сердце» и пиццу в честь какого-то актёра. Пицца оказалась острой и коктейль тоже оказался острым. Ну что за дела. Рядом Доротея страдала, что её коктейль оказался сладким. Здесь я обычно вспоминаю, о чём мы говорили, но после доклада я был выжат и медленно молча приходил в себя. Даже в плед завернулся, потому что энергии не хватало на самообогрев. Осмеры были в восторге: русскому холодно!

Поделиться
Отправить
Запинить
23 сентября   sotm   sotm19