13 февраля 2013-го

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

И вообще

Может, не так плохо рисовать «на дядю», а не в открытом проекте? Одна из наших целей — дать карту самых удалённых уголков каждому. Нарисовал я, значит, деревню на OSM, и кто её увидит? Не считая участников проекта (всех трёх), только один автомобилист на десять лет, которому сын-программист поставил на навигатор осмокарту. А если рисовать в яндексе, карту сразу увидят все.

(Это третья и заключительная часть полемики, после «Нас обогнали» и «С пиаром тоже всё плохо»)

Аргументы защитников «свободных данных» (я даже не могу их в свою корпоративную базу данных загрузить, какие свободные, вы что) одни и те же уже много лет. Самый главный — про загрузку карты в навигатор. А зачем? У меня в цену навигатора входила подписка на ситигид с хорошими, ежемесячно обновляемыми картами. За границей iGo рвёт любительские карты на части. А на смартфоне, планшете и компьютере есть пресловутый яндекс (за границей — гугль), даже с навигацией. С народной картой, которую я могу дорисовать. С пробками, векторными данными и офлайн-кэшем. И выглядит она значительно лучше, чем OpenStreetMap. Кстати, там ещё космические снимки и панорамы можно смотреть, не отходя от кассы.

Пользователей в народных картах больше, следовательно, достоверность выше. Тамошние модераторы следят за правильностью данных, и залётный умник не испортит мне карту аккурат перед важной поездкой. Данные структурированы гораздо лучше, и не нужно копаться в вики в поисках правильного тега. Есть чёткие правила, удобный редактор, отзывчивые сотрудники, мгновенно разрешающие все вопросы. Космоснимков значительно больше, чем у бинга. И никто не обложит матом за то, что за три часа работы в веб-редакторе я случайно затронул чьи-то «отношения».

Лицензия, на которую напирает программный текст в вики, — это хорошо. Я нарисовал тысячу контуров домиков в Длинных Жвалках, кто-нибудь может выгрузить все домики из проекта, включая мои, и, например, посчитать их количество. Или нарисовать карту из одних домиков. Офигенно концептуально. Настоящую пользу могут принести только структурированные данные. То есть, любой ГИС-проект (включая НЯК), кроме OpenStreetMap, где вместо структуры — тегопомойка, а в сообществе круглосуточные споры о базовых вещах. Открытые данные провоцируют создание сервисов на их основе, но качественные, структурированные данные делают это куда эффективнее. Стоимость последних, хоть и высока, всяко ниже стоимости причёсывания данных OSM.

А прежде чем вещать о лицензионной чистоте, объясните вот это.

Местечковость — вообще не аргумент. За пределами России и Африки эти любительские схемы не нужны: там государственные кадастровые службы и коммерческие картографические компании каждый кустик учитывают, не говоря уж о вещах, коими хвастаются осмеры, вроде велодорожек или скамеек. И поскольку в мире прогрессирует открытость, участники OSM вместо сбора данных просто берут и импортируют в нашу базу государственные открытые геоданные. Так же быстрее. В результате сообщество убивается, а OSM становится просто бледной тенью чужих данных, да ещё и с более ограничивающими условиями использования. И зачем тогда вообще начинать?

Участвовать в OpenStreetMap — значит создавать себе на ровном месте сотню препятствий ради мифических выгод от свободной лицензии. Тут же шагу нельзя ступить, чтобы не вляпаться в неполноту эпического Map Features, не ввязаться в бессмысленный спор, отнимающий всё свободное время, или не нарваться на вечно витающее над открытыми проектами «хочешь? сделай!» Яндекс и Гугль, напротив, делают всё возможное, чтобы не отвлекать участника от главного занятия, неоспоримо приносящего пользу всем: рисования карты.

С пиаром тоже всё плохо

Google Map Maker обходит нас по другому фронту: пока мы робко хвастаемся гигабайтами и миллионами, Google лихо объявил о новой стране на своих картах, той, что с прошлого года привлекает внимание интернетчиков: Северной Корее. И не преминул добавить, что нарисована она силами участников GMM. Что за инфоповод! Новость подхватили CNN, BBC, Wired, Engadget, Spiegel и все новостные службы поменьше, в том числе русские, начиная с «Вестей» и НТВ.

Что на нашей карте Северная Корея нарисована значительно лучше, не заметил никто. Лишь редактор малоизвестного у нас сайта InformationWeek копнул глубже, открыв едкую статью фразой «гуглокарты Северной Кореи отныне включают учреждения навроде Трудового лагеря №22, благодаря неоплачиваемому труду членов сообщества Google Map Maker».

Караван же идёт: 26 января «Голос Америки» показал, как Google привлекает нигерийских студентов к картографированию своего города (их обходные листы — распечатки спутниковых снимков, ужас), а в перспективе — всей Африки. Позавчера же начался полуторамесячный марафон по картографированию Индии: действительно, если в штате проекта сплошь индусы, почему бы не сконцентрироваться на их родной стране? На этот раз, правда, корпорация не стала делать вид, что картографы работают во имя мирового добра, и объявила призы для активных участников, от футболок до планшетов Samsung.

Такой маркетинговой мощи мы ничего не можем противопоставить, только разводить руками, мямля про лучшую карту в мире и миллион пользователей (см. предыдущую заметку). Остаётся щипать их по мелочам: например, переведя сайт Ingress на карты OpenStreetMap.
2013   gmm   pr

Нас обогнали

Когда два месяца назад Brian King поздравил народные яндекс.карты с двухсоттысячным участником, я заметил, что а) это количество тех людей, кто сделал хотя бы одну правку; б) оно очень похоже на другое число из статистики OSM. И да. Сегодня количество пользователей НЯК (215160) превысило количество участников OpenStreetMap, оставивших свой след в 26-гигабайтном файле планеты (215029).

Понятно, что общее число участников с правками у нас чуть за 300 тысяч, но если взять Россию, где работает Яндекс, то останется вдесятеро меньше. Так что это явный намёк на то, что пора перестать хвастаться зарегистрированными пользователями и прочими бессмысленными цифрами: это не наша сильная сторона. Но свободной лицензией размахивать тоже как-то не пристало в приличном обществе: не поймут. Чего же у нас остаётся хорошего?