Позднее Ctrl + ↑

Где ЧМ?

Гарри Вуд поставил изображением недели карты всех двенадцати стадионов ЧМ 2018. В сравнении с яндексом — всё плохо, кроме Фишта и Лужников. Прилично выглядят ещё Спартак, Санкт-Петербург, Казань и с большой натяжкой Ростов. А остальные шесть — совсем никак.

Возникает вопрос, почему сообщество не бросилось отрисовывать стадионы. Мы же когда-то обклацали весь Саранск за два дня (без стадиона) и маленький городок Краснохолм лишь по просьбе одного человека. Почему нам не удалось поднять сообщество улучшить карты нескольких мест, которые помогут сотням тысяч туристов?

Для успешной «диванной картовстречи» нужны три условия: польза, источник, метрика. Первое понятно: спасаем жертв потопа, как в HOT, или делаем популярный сайт с нашей картой демонстрацией мощи сообщества, как в Саранске. Источником почти всегда являются детальные космоснимки, которыми, слава Bing, Mapbox и Esri, покрыта почти вся Россия. Иногда, как в случае Крымска, помогают адресные планы и репортажи с мест. А метрика повышает мотивацию: когда карта «готова на 75%», это побуждает поднажать и закончить, или, хотя бы, довести до 90%. Это не простые скриншоты, которые годятся только для прогулочных картовстреч, где главная метрика вообще нематериальна.

Главное условие, впрочем, находится над этими тремя: это воля организатора. Должен быть кто-то, кто опишет пользу, перечислит источники и составит и, возможно, запрограммирует метрику.

В случае стадионов не было такого организатора. Мы понимали, что хорошо бы их закартировать, но не оформили это в проект. Да и как, когда у нас до сих пор нет снимков? На сегодня, 100% инфраструктуры можно закартировать только у Лужников, Фишта и Казань-арены. Почти готовы на снимках ещё Спартак и стадион Санкт-Петербург. Остальные семь — либо на разных этапах строительства, либо вообще чистое поле, как в Калининграде. Luiswoo, картограф Ростова-на-Дону, — герой, что нарисовал хоть что-то поверх сплошной стройки.

Ну и без метрики рисовать неинтересно. Нужно создать, как минимум, «пирог» с разбивкой карты на удобные фрагменты, которые могут забрать для отрисовки участники. Нужно делать картинки «до» и «после». В идеале — посчитать численные изменения и каждый день, каждый час отслеживать состояние карты и подбадривать участников. На это не пошли даже коммьюнити-менеджеры яндекса, что уж говорить про нас, когда мы ничего не можем сделать с источниками.

Тем не менее, болельщики приехали и активно пользуются приложением-партнёром Ростуризма, которое совершенно случайно основывается на картах OpenStreetMap: MAPS.ME. Авторы выпустили официальные маршруты (наборы закладок) и специальную сборку карты, на которой подсвечены объекты, относящиеся к ЧМ. Иногда их пришлось добавлять поверх карты, поскольку нарисовано на наших картах не всё. OpenStreetMap снова победил — жаль, что на этот раз не качеством карт.

Адаптивные карты

Во время конференции YaC я восхитился примером адаптивных карт от яндекса, и читатели телеграма спросили, что это такое. Если коротко, это карты, которые адаптируются к контексту. Загвоздка в том, что под этим понимают и как нас ограничивают технологии. В публичной картографии две догмы:

  • равноугольная проекция и отсутствие искажений: проекция меркатора мгновенно считывается как ошибка, а фрагмент всегда может быть встроен в полную карту;
  • неизменность слоёв: если на карте видно кафе, то на ней будут все кафе, если видна улица — будут все улицы.

Другими словами, несмотря на общепризнанную смерть громоздких интерфейсов ГИС для массовых приложений, работа с картой в любых публичных сайтах и приложениях до сих пор сводится к масштабированию и переключению слоёв, лишь с более удобным управлением.

От этих ограничений много веков назад ушла инфографика: показывать статистику по регионам неудобно, когда Красноярский край в тысячу раз больше Санкт-Петербурга. Поэтому регионы показывают одинаковыми кубиками. С другой стороны, площадь и расстояние — тоже индикаторы, отсюда популярность в визуализациях уродливых картограмм (правильнее — анаморфоз, подсказывают в комментариях), где нашу страну сжимают в длинную кляксу. Интерактивной инфографике до такого кощунства ещё далеко, она ограничена теми же догмами.

Печатные карты часто искажают, адаптируя для человека. Очевидный пример — атлас трассы М10, где она вытянута в идеально прямую линию, или нарисованные от руки схемы проезда. Что люди создают инстинктивно, алгоритмы едва могут воспроизвести: в 2010 году исследователи из Microsoft, Adobe и колледжа Беркли опубликовали статью про автоматическую генерацию схем проезда (открывающая иллюстрация — из неё). Важность этой публикации затмевает только безразличие, с которым к нему отнеслись все картографы. Печать карты маршрута сейчас — всё ещё печать фрагмента привычной карты с подсвеченными линиями.

Во время движения по маршруту водитель отвлекается на экран смартфона на долю секунды. За это время ему нужно выдать максимум релевантной информации. Поэтому карты для навигатора делать сложнее, чем обычные тайловые слои. Например, в этой заметке сотрудник Mapbox рассказывает, как правильно подписывать улицы, чтобы водитель видел только те названия, что могут ему пригодиться. Чтобы сделать карту в навигаторе лучше, нужно учитывать контекст.

Контекстом в публичной картографии является viewport, окно вывода. Экран мобильного устройства или прямоугольник на веб-странице. «Контекстный поиск» — поиск в окне. И так далее. Поэтому когда Миша Высоковский начал рассказывать о новых функциях яндекс-навигатора, он использовал термин длиннее: «гиперконтекстность». Это отображение карты с учётом контекста, включающего не только состояние, но и намерения пользователя. И это — будущее карт.

На фрагментах слайдов выше отображены только те заведения, которые находятся на поворотах линии маршрута и могут помочь водителю сориентироваться. А на развязке справа подсвечены все выезды из него, а не только стрелка по нужному выезду. Так водитель лучше поймёт, куда не надо сворачивать. Всё это изменяет привычную карту и использует контекст, адаптируется к задачам пользователя. На слайдах мы увидели лучшую адаптивную карту и, кажется, первую в публичном приложении, доступном миллионам пользователей.

Такую карту не покажешь в виде тайлов на веб-сайте. Её с трудом можно сотворить в QGIS. Но теперь у нас есть векторные тайлы, которые содержат атрибутированную геометрию. Фильтровать их с учётом контекста, подсвечивать и искажать можно прямо на мобильном устройстве, учитывая показания разных датчиков. Будет увлекательно посмотреть, как сильно изменятся навигационные карты в погоне за максимальной информативностью для пользователя. Хорошо, что Яндекс сделал заметные шаги в направлении адаптивных карт, но хочется, чтобы потребители OpenStreetMap перехватили инициативу.

Другие каналы

Не только этот блог активизировался в мае. Напоминаем, что у блога есть лента в твитере, куда транслируются короткие новости формата «ссылка + описание одной фразой». Иногда лента редуцируется до ретвитов англоязычных осмеров, нынче же она полнее. Её содержимое почти не пересекается с блогом. Например, читатели узнали:

Кроме того, с начала месяца работает канал блога в телеграме, и там тоже самостоятельные заметки, дополняющие блог и твитер. Канал более личный для автора, где он делится впечатлениями от профильных статей и опытом работы с геоданными. Например:

Подписывайтесь, ретвитьте, ставьте лайки. Когда в этом блоге снова иссякнет поток статей, вы знаете, куда идти.

Космоснимки даром

Pratik Yadav, сотрудник команды космосъёмки в Mapbox, вчера написал невзрачную, но очень важную заметку даже не в официальном блоге. Он подтвердил, что слоем снимков Mapbox можно пользоваться бесплатно не только для уточнения данных OpenStreetMap, но и в любых некоммерческих целях. Например, для студенческих проектов.

На недавнем хакатоне GeoHack сотрудник DigitalGlobe принёс капельку снимков, но школьники с проектами по классификации или нейросеточкам на основе космосъёмки всё равно ходили по менторам и спрашивали, где бы взять побольше. Мне нечего было им ответить — но теперь мы точно знаем, что такой слой есть. На любую территорию, сколь угодно большой площади, пусть иногда и чёрно-белый. Больше не нужно писать просьбы в DigitalGlobe или втихую качать Bing.

Далее автор перечисляет условия использования снимков, ссылаясь на сайт Mapbox. Оказалось, там это условие про некоммерческое использование было давно (п. 15), но касалось только обклацывания в вектор. Кроме того, там не указано ограничение на скорость скачивания: 100 тайлов в секунду, то есть, примерно два квадратных километра на максимальном 18-м масштабе.

В сравнении с «сырыми» снимками у слоя Mapbox есть несколько ограничений. Во-первых, его разрешение в России примерно 60 см/пк — можно попробовать качать на 19-м масштабе, но вчетверо медленнее. Затем, страшные артефакты сжатия в jpeg. Представлен только видимый спектр, никакого инфракрасного или иных каналов. И наконец, как напоминает Кристоф в комментариях, Mapbox до сих пор не предоставляет никаких метаданных на тайлы, в отличие от Bing и DigitalGlobe.

Стиль бледный

Дизайнеры Mapbox обновили стиль для навигации. Вместо привычных мягко-оранжевых линий водитель будет смотреть на бледное серо-жёлтое месиво. Первой реакцией на заметку было: «нам нужно было разделить дороги по классам и адаптировать к быстрым взглядам на мелкий экран, поэтому мы три контрастных цвета превратили в два размытых и увеличили шилды, оттянув внимание». Действительно, сравнивая «было» и «стало» недоумеваешь, зачем портить хороший картостиль.

Но не всё так просто, разумеется. Бледный стиль получается, когда дизайнеры перестают выбирать цвета и отображаемые элементы по наитию и подходят к стилю системно, определив задачи. Меньше цветов — легче выделить важные элементы, вроде парковок или заведений. Среди дорог достаточно различать главные и неглавные, а маршрут всё равно покажет линия. Тёмная заливка явно мешала замечать подписи.

Те же претензии, что появились у меня к новому стилю Mapbox, высказывали относительно стиля MAPS.ME, великолепно переделанного командой «Урбики». И действительно, в сравнении с феерверком цветов новые дороги выглядели бледновато. Но выкатить стиль — это половина работы, и «Урбика» потом ещё полгода дорабатывала цвета и линии по комментариям: чуть больше контрастности, чуть иные размеры.

У нового стиля навигации Mapbox много заметных проблем. Например, по исследованиям, текст легче читается не на белом, а на чуть менее контрастном фоне. А ночной стиль стал слишком ярким: на картинке в блоге выглядит красиво, но в машине ночью я бы предпочёл едва различимые дороги, как слева. Но раз навигационный стиль стал из обрубка презентационного стал самостоятельным, дизайнеры, я уверен, сгладят все проблемы по отзывам пользователей своего API.

Обледнение стиля свойственно всем веб-картам, от Google и Here до «Космоснимков» и OpenStreetMap. Кричащие цвета не помогают в использовании карты совместно с другими геоданными: маркерами, линиями, тепловыми картами. Переход от ярких дорог и выделяющихся точек заведений к белым линиям и унифицированным иконкам сродни смене высказывания «Смотрите! У нас дороги! И POI!» на «вот вам однородная карта, готовая к любым применениям». Другими словами, чем менее кричаще, более бледно выглядит карта, тем она взрослее и серьёзнее.

На этой иллюстрации вы видите самый взрослый стиль на основе OpenStreetMap в мире (если не считать MapSurfer Gray). Он красивый и не помешает ничему, что вы наложите поверх. Разумеется, это странный способ оценивать стили: цветовая гамма и количество элементов не являются мерилом качества.

Дизайн картостиля — это непрерывная работа по отделению важного от второстепенного. Медитирование над палитрой. Чтобы красиво, но неброско. Информативно, но не перегруженно. Привычно, но не копия. И поверх всего — задача для стиля, без которой не стоит даже начинать (но все начинают). Рано или поздно задача меняется или просто утверждается, и карта меняет вид. Это нормально и всегда к лучшему. Без задачи невозможно осмысленное улучшение, а с задачей... Ну да, получается бледно.

Ранее Ctrl + ↓