41 заметка с тегом

osmf

Перевыбрали

14 декабря 2019 года в IRC-канале #osmf-gm объявили итога голосования за правки в устав OSMF. Семь правок прошли с 83% и более голосов «за», одна — не прошла. 130 человек (33%) проголосовали против ограничения службы в Совете OSMF тремя сроками. Две других правки ввели более слабые ограничения: один срок теперь ограничен двумя годами (ранее мог длиться до четырёх), и нельзя выбираться четыре раза подряд.

Эту непрошедшую поправку Кристоф Хорманн назвал «законом Микеля». В 2019 году Микеля Мэрона выбрали в Совет OSMF в шестой раз. Вчера его перевыбрали в седьмой. Он отслужил 11 лет с одним перерывом в три года, и впереди у него ещё два года. Другими словами, Совет без Микеля у нас существовал только три года из четырнадцати.

Для сравнения, Фредерик Рамм и Хэнк Хофф отслужили по семь лет, Кейт Чепмэн и Пол Норман — по шесть, а Стив Кост и Оливер Кун — по пять. При этом я помню, как сетовали в кулуарах на Хэнка, который тормозил Совет, но при этом его стабильно переизбирали участники OSMF.

Проблема здесь именно в перевыборах. С 2010 года не было ни разу, чтобы член Совета пошёл на переизбрание и его не выбрали. «Борозды не испортит» — думали участники, и голосовали за тех же самых. Как в правительствах многих государств, знакомая история. Новые люди же не могут показать свои заслуги на подобных постах. Если ты был в Совете — значит, чем-то достоин, а если нет — поди убеди.

Год от года нам предлагают побороться за два-четыре освободившихся места в Совете. Это отличные цифры: в теории, треть состава обновляется каждый год, приходят новые люди с новыми опытом и идеями. На практике, как сетует Саймон Пул, мест меньше. Если учесть, что перевыборы всегда успешны, мест в этом году было не четыре, а одно. Лучше, чем в 2016 году, конечно, но неидеально.

И меня в этом году, как и Саймона, очень разочаровало, что полторы сотни проголосовавших поместили Микеля на первое или второе место в своих списках, в результате чего он обошёл двух новичков и начал свой седьмой срок в Совете. Я не понимаю, почему. Манифест Микеля — это памятник политику: он не пишет ничего конкретного, только общие фразы за всё хорошее и абстрактные призывы. Казалось бы, если человек 11 лет сидит на одном месте, то он должен вести — но нет, это Аллан Мастард, единственный, кто вчера не переизбирался, за свои два года взял вожжи и превратил Совет в серьёзный орган управления.

На единственное свободное место выбрали Роланда Олбрихта. Мои поздравления! Люди смотрели на список из немцев и американцев и выбрали того, кто ближе к коду. Роланд десять лет сидит на одном проекте: Overpass API. Проект поистине волшебный, я не понимаю, как он настолько эффективен, и восхищаюсь им. Но что Роланд привнесёт в Совет, в котором уже есть Аманда из Geofabrik и Тобиас из EWG?

Можно понять, почему голосовали против Брайана Хаузела (бывшего автора iD) и Майкла Мигурски (автора Field Papers). Они оба прямо или косвенно работают на фейсбук. То, что эта компания делает в OSM, сомнительно — как и в других областях. Но, во-первых, я работал в больших корпорациях и знаю, насколько там боятся сделать в открытом проекте хоть что-то не так. А во-вторых, эти двое были нашим лучшим шансом вернуть Совет обратно в сообщество.

Потому что в отличие от всех остальных, они отлично понимают, что значит выгореть от токсичных дискуссий в гитхабе и почтовых рассылках. Они активно интересуются управлением сообществами, в частности, удержанием участников. На этой неделе, например, они в твитере восхищались научным исследованием токсичности в сообществах open source. Только они двое из избиравшихся подписали призыв к противодействию агрессивному поведению в сообществе.

Если бы их выбрали (в идеале, обоих), то у нас было бы не автоматическое одобрение фейсбучных инициатив. А было бы заметное движение в сторону приятного сообщества — не только для технарей, которые считают, что в интернете нормально ругаться на знакомых и незнакомых like it’s 1999. Вы знаете таких людей — они есть и на нашем форуме, и в телеграм-группе. Они — проблема современных сообществ: умные и опытные, но отпугивают новичков.

Да, у нас есть подкомитет по модерации, прямое следствие того призыва (Майкл в нём состоит). Подкомитет работает, в прошлом месяце они отчитались перед Советом по внедрению модерации в рассылках. Но они ограничены традиционными каналами общения и не лезут туда, куда боится лезть и сам Совет: например, на гитхаб. Они пока не могут пожурить Совет как часть сообщества OpenStreetMap.

Смысла у Совета может быть два. Раньше это была репрезентация: когда в Совете состояли люди из разных сообществ, разного склада ума и опыта. Вчера мы выбирали из четырёх американцев и двух немцев: потрачено. Остаётся управление. В последние два года оно на высоте, и взамен уходящему Аллану мог бы пригодиться человек с опытом руководства. Майкл, например. Но ему предпочли Роланда, работника, и Микеля, политика.

Что же такое Совет, по мнению участников OSMF? Похоже, награда за известность. Люди выбирают тех, о ком слышали, чтобы они посидели в каком-то непонятном формальном органе. Что делает Совет? Несмотря на супер-детальные отчёты Доротеи, всем пофиг. Совет никогда не воспринимали частью OpenStreetMap, поэтому противились любым изменениям — Совет научился работать тихо. «Направлять, не управлять» — девиз Совета, поэтому мапперы спокойны за схемы тегирования и модели данных, и делают выбор спустя рукава.

Но за последние четыре года Совет OSMF заметно изменился: стал опытнее, влиятельнее. Теперь ваши декабрьские решения имеют долгосрочные последствия. Важно донести это до осмеров. Важно сделать Совет частью сообщества OSM. То есть, чтобы он отвечал не только на формальные запросы длинными резолюциями, но вообще. «Почему ты удалил этот парк?», метафорически. Чтобы мы понимали, зачем он работает, а он понимал, зачем мапим, пишем и говорим мы.

Кажется, что набрав в Совет политиков и программистов, мы упустили этот момент. И именно поэтому хорошо было бы вчера отдать голос за тех, кто склонил бы интересы Совета в сторону сообщества. Тех, кто мог бы проложить мостик между Советом OSMF и всеми остальными в OpenStreetMap.

 3 комментария   9 мес   osmf

Пытайтесь покинуть Великобританию

Рабочая группа администраторов втихую работает:

  • Возобновили публикацию логов просмотра тайлов. Это текстовые файлы, где написано, какие тайлы сколько раз за день смотрели. Обновления сломались в декабре, когда закрыли проект Tile CDN, переведя кэш тайлов на провайдера Fastly. Да, того самого, что обвалился месяц назад. Под настойчивыми напоминаниями Дорофея, чей проект Disaster Ninja обрабатывает эти логи, Пол Норман переписал скрипт обработки, и первый новый файл сегодня появился на сайте.
  • Наконец-то сайт поддерживает авторизацию через OAuth2! Это тот же протокол, что используют Github, Strava, Twitter, Google и Вконтакте. Очень долго в приложения приходилось впиливать библиотеки для устаревшего OAuth 1.0a только для входа через OSM. Теперь всё проще, спасибо Тому Хьюзу и Mmd, разработчику CgiMap.
  • К двум дата-центрам в Лондоне и одному в Амстердаме потихоньку собирают четвёртый — в Дублине. Который всё ещё в Евросоюзе, в отличие от. Новому дата-центру закупают всё, что есть в других: серверы для базы API, планеты, рендерера, номинатима и даже новый сервер для разработки. Прошлому уже десять лет, на нём становится тесновато.

Совет OSMF тоже работает, и в этом месяце умудрился попасть на первую страницу The Guardian. Поводом стало письмо Гильёма Ришара в рассылку osmf-talk, в котором он поделился желанием Совета перенести регистрацию компании OpenStreetMap Foundation из Кембриджа в Великобритании куда-нибудь в Евросоюз.

Среди причин — новые (и старые) сложности с банковскими операциями и Paypal, больше авторитета в Евросоюзе, простота найма людей из ЕС (как Доротея), и шанс зарегистрироваться некоммерческой организацией и экономить на налогах. Кроме того, с 1 июля право на базы данных (как копирайт, но на базы) разделилось между ЕС и Великобританией, и они не признают права друг друга. Лицензия ODbL работает лучше, когда есть основа в виде прав на БД, и лучше иметь их на крупнейшем рынке.

Участники обсуждения накидали предложений: Эстонию, потому что э-государство, Данию, потому что там неплохо работала Мозилла, Германию, потому что там KDE и TDF (делают LibreOffice), Женеву, с отдельно стоящим зданием или без, и Ирландию, где прячутся от налогов Microsoft, Google и Amazon. Не все страны подходят под необычные требования OSMF, но они обсуждаемы. Тема на многие месяцы — вступайте в OSMF и присоединяйтесь к заполнению таблички по странам.

Напомню, что с прошлого августа можно стать членом Фонда OpenStreetMap совершенно бесплатно. Для этого нужно просто чаще править карту: 42 дней в год достаточно. Уточните своё количество на How Did You Contribute и заполните форму на сайте вступления в OSMF. Нам нужно больше русских участников: у нашей страны худшее соотношение количества картографов и количества членов OSMF.

2021   odbl   osm.org   osmf   закон

Квинси ушёл

В сентябре Квинси Моргану за разработку редактора iD начал платить OSMF. Но что-то пошло не так: в декабре его продуктивность резко упала, а с конца февраля, уже два месяца как, он ни написал ни строчки кода, только принимал иногда чужие пул-реквесты. Последняя версия редактора вышла 18 марта, с тех пор — никакого движения. Так что сегодняшнее объявление, что Квинси больше не работает над iD, логично, хотя и грустновато.

Совет OSMF теперь ищет человека на замену, но оптимизма маловато: судя по графикам вклада в разработку, для редактора не удалось выстроить сообщества, на второй и третьей позициях — люди с 20 коммитами за год, да и то лишь в пресеты и переводы. Немал шанс, что мы наблюдаем закат iD. Что его заменит? RapID? Не могу обосновать, но чувствую, что фейсбук уже на низком старте.

Всё это — очередная иллюстрация к расхожей поговорке: сделай то, чем ты обожаешь заниматься, своей работой — и выгоришь через три месяца. Совет потерял многих разработчиков за последние десять лет, не решившись платить им денег, но этот раз первый, когда разработчика потеряли именно из-за того, что деньги платили. Кажется, человеческие отношения чуть сложнее, чем казалось поначалу.

Куда уходят деньги

Только вчера прочитал заметку «Коррупция и OpenStreetMap» Кристофа Хорманна, в которой он пеняет OSMF на неработающие регулирования конфликтов интересов и вновь растущую непрозрачность Совета. Непонятно, как эти проблемы решать, если в OSM всем управляет пара десятков человек, дружных между собой.

Вот, например, микрогранты. В июле комиссия выбрала 12 проектов, которые получили до пять тысяч евро. Среди них — картирование 15 новых городов в Уганде и деревень в Косово. Был ли тут конфликт интересов, или как его называли раньше, коррупция? Кто знает — тема вообще не всплывала в заметках с совещаний. Зато в рабочей группе мы видим человека из Уганды и пару участников, заинтересованных в картировании деревень Восточной Европы.

С технологическими проектами тоже не всё понятно. Грант получило только одно приложение: StreetComplete. Два, если считать календарь событий. Оба написаны немцами с именем на «Т». Неудивительно: большую часть инфраструктуры у нас пишут люди из Германии и Великобритании, какой смысл поддерживать кого-то извне? Неважно, насколько прорывным выглядит проект (посмотрите только на демку редактора от SviMik), главное — чтобы он уже был лидером в своей нише. StreetComplete — самое популярное среди пользователей некоммерческое мобильное приложение про OSM. Неделю назад его автор получил ещё один грант от немецкого фонда на шестимесячную разработку, легко затмевающий деньги от OSMF.

Ну с грантами понятно: написать заявку, которая понравится комитету на 83% из Западной Европы и США, проще всего человеку из тех же регионов — 6 из 12 принятых заявок оттуда. Первый блин всегда не без проблем. К следующему разу и условия объявят заранее, а не после прочтения списка, и команду выберут не из тех, кому не лениво (т. е. у кого есть свободное время, не нужно тратить его на зарабатывание денег, т. е. из Западной Европы и США), а кто реально сведущ. Всё будет хорошо.

Интересно, что произошло потом. В августе Совет вынес на обсуждение оплату разработки трёх инфраструктурных проектов, которым не перепало грантов: Nominatim, osm2pgsql и Potlatch 2. После непродолжительного обсуждения резолюцию приняли. Не важно, что потлатчем пользуются примерно столько же людей, сколько Go Map, несмотря на то, что его пиарят на главной osm.org, а мобильные редакторы  — нет. Не важно, что для первых двух проектов даже не понятно, на что вообще пойдут деньги, как замечает Фредерик. Или что их пишут одни и те же люди. Главное — что все три проекта инфраструктурные. То есть, написаны людьми из Германии и Великобритании, лучше других по принципу первого (авторы знакомы со Стивом и пришли в проект в числе первых) и по принципу, что все три человека дружны между собой и с участниками Совета.

Впрочем, это небольшие деньги. Не важно, ведь главное — жест. Если OSMF начал поддерживать проекты от друзей, то в будущем, может, деньги перепадут и проектам из раздела «инновации» Премии OSM. В будущем, где члены Совета не 100% белые мужчины из Северной Америки и Западной Европы, деньги начнут идти людям, не разделяющим привилегированную культуру.

На фоне этой движухи Совет совершил одно действительно важное вложение: главный редактор OSM, iD, больше не в лапах Mapbox или неуправляемых разработчиков. В августе Совет единогласно согласился нанять Квинси Моргана, главного разработчика iD, на постоянную позицию за 130 тысяч долларов в год, из которых половину оплатят сторонние организации (HOT, OSM US, Mapbox).

Это круто, потому что в отличие от всех вышеперечисленных, Квинси знает, что делает. Он написал подробное обоснование с двумя дюжинами ссылок. У него есть план, включающий третью версию, поддержку всех устройств и развитие экосистемы. Редактор был предметом споров в сообществе, и с 11 сентября Квинси формально подотчётен OSMF. Наконец, iD — единственный редактор, который стоит поддерживать: его альтернативу JOSM совместно тянут десятки разработчиков, а остальные и не нужны.

Квинси — далеко не последний наёмный работник в OSMF. Совет летом принял принципы найма и хочет нанять ещё одного сотрудника: тот будет работать над серверной инфраструктурой, повышая её скорость и надёжность. На эту позицию планируют тратить до 130 тысяч в год. Тысяч фунтов стерлингов, которые в 1,3 раза дороже доллара. Требования к позиции жёсткие, даже Том с Грантом не пройдут. Но не спешите слать заявки: в августовском протоколе заседания пишут, что кого-то уже нашли, но кого — пока секрет. Непрозрачность и большие деньги нынче в Фонде OpenStreetMap.

Нет, подождите

Фотография © primechaniya.ru

Вчера вечером Совет OSMF отменил решение DWG по Крыму, восстановив в правах резолюцию 2014 года. Полуостров снова принадлежит двум странам.

Как замечают в чатике, это серьёзное попрание основного принципа OpenStreetMap: верифицируемости, truth on the ground. Не только в Крым нельзя въехать из Украины без визы, но и ничего украинского вы там не найдёте: ни почты, ни банков. Единственное, что объединяет страну и полуостров, — это слова. На нашей карте мы стараемся рисовать то, что местный житель может проверить и подтвердить. Какой житель Крыма может подтвердить, что полуостров управляется Украиной?

Более того, посколько OSM — это truth on the ground, украинские картографы своей победой показывают, что Крым в реальности украинский — а значит, никаких проблем с полуостровом у них нет, контроль восстановлен, можно расходиться. (сарказм)

Но есть и другая сторона. Административные границы — один из немногих элементов OpenStreetMap, которые не верифицируемы. Нет линии на земле, которую можно трассировать с GPS и внести в базу. У каждого государства, региона, города, владельца участка свои представления о правильной границе. Открытых точных данных по государственным границам, совместимых с «условиями участия», нет почти ни в одной стране. Поэтому в общем случае, закартировать административную границу правильно нельзя.

OpenStreetMap — не монархический проект, карта у нас принадлежит участникам, которые сами решают, как и что рисовать. Теги выбирают картографы, рисовать или не рисовать поребрики полигонами — тоже решение не рабочих групп, а картографов. Мы оказались в ситуации, когда одной небольшой группе участников оказалось очень важно, что одно из отношений состоит из строго определённых элементов, а всем остальным, в общем-то, без разницы. Неудобно, но за четыре года научились обходить.

Рабочая группа по данным, поменяв статус-кво, дала второй группе повод изменить это отношение, в то время как первая группа за это время осталась при своём мнении. Не важно, что это решение соответствует принципам OpenStreetMap и решению от 2013 года, которое за пять лет никто не опротестовал. Между корректностью и чувствами участников в нашем проекте всегда побеждают последние. Поэтому некоторые участники начали сомневаться в легитимности DWG: странно, что решением противоречий занимается группа, участники которой не до конца понимают свой проект.

Для всех, кроме десятка активных участников, в проекте как ничего не поменялось месяц назад, так ничего не произошло и сейчас. В OpenStreetMap по-прежнему беспрецендентно точная геометрия, но проблема с атрибутикой: брать из базы административные границы для стран чревато политическими недопониманиями. Выгрузки данных на популярных сайтах и панели скачивания в мобильных приложениях по-прежнему включают полуостров в обе страны. Местным жителям и туристам больше поможет рисование поребриков в их городах полигонами, чем споры за отношение границ.

Ранее Ctrl + ↓

Мнения, высказанные на этом сайте, отражают точку зрения лично автора сайта и ничью больше: ни его бывших или настоящих работодателей, ни семьи и знакомых.