ШТОСМ

Что произойдёт завтра с GPS?

Короткий ответ — ничего.

Вы уже слышали эту историю: приёмники хранят номер недели в десятибитном поле, и раз в двадцать лет оно переполняется. Завтра те устройства, которые давно не обновлялись, могут начать party like it’s 1999. Ошибка не повлияет на позиционирование, потому что внутренние вычисления всегда консистентны. Секунды и минуты тоже будут правильны. Сломаться могут только метки дня, месяца и года.

GPS на сегодня даёт самое точное время, с ошибкой в пределах трёх наносекунд. Для сравнения, сетевой протокол NTP, который обновляет время в вашем компьютере, имеет точность около миллисекунды. Точность важна в GPS, потому что время используется для определения координат. Десять наносекунд — это примерно три метра ошибки. Этой точностью пользуются сейсмологи, энергетики и другие учёные.

Пользовательские навигаторы, которые могут быть обновлены, уже обновлены. Обычное решение — запрограммировать дату отсечки: например, если год внезапно получается меньше 2015, то прибавить двадцать лет. Многие так и латают дыру: очевидно, этот способ только отсрочивает ошибку, что и сломало даты в некоторых навигаторах в 2016-2017 годах.

Реальные проблемы это доставляет только исследователям, которые используют метки времени GPS в научных устройствах, разбросанных по Арктике и горам. Устройствах, замеряющих движение земной коры или синхронизирующих детекторы частиц. В этом году они мотаются по командировкам и срочно обновляют приёмники. Конечно, у многих есть опыт двадцатилетней давности: тогдашние проблемы кто-то решил заменой дорогих штучных устройств на более дешёвые и простые.

Трёх других спутниковых систем — ГЛОНАСС, BeiDou и Galileo — проблема не касается. Всю информацию я вытащил из этой презентации 2017 года для американского совета по позиционированию и замерам времени, и из позавчерашней статьи в Nature.

5 апреля   навигаторы

Конференций псто

В этом году нас ждут много конференций про OpenStreetMap и картографии в целом. Готовиться к ним нужно заранее. Эти конференции сейчас ждут от вас заявок на доклады, и негоже их разочаровывать. Пройдите по списку и порадуйте организаторов каждой:

  • State of the Map 2019 в Гейдельберге 21-23 сентября: главная конференция нашего проекта снова рядом, в Западной Европе — грех не съездить. Присылайте доклады до 25 апреля. Лучше раньше.
  • HOT Summit 2019 там же 19-20 сентября: главная конференция Гуманитарной команды выросла до двух дней, прикрепилась к SotM как три года назад в Брюсселе, и тоже ждёт ваших историй, включая «5-minute failures». Срок — до 30 апреля.
  • FOSS4G 2019 в Бухаресте 26-30 августа: самая главная ГИС-конференция с недешёвым входным билетом (330 евро без мастер-классов) и количеством треков как на Московском вокзале. Присылайте заявки до 15 апреля и потом помогайте выбрать триста достойнейших.
  • State of the Map US 2019 в Миннеаполисе 5-8 сентября: крупнейшая региональная конференция про OSM уютненько втиснулась между международными. Если можете позволить себе билет в город на полпути из Чикаго в Фарго, заявляйте доклад до 1 июня и ждите тёплого приёма.
  • State of the Map France 2019 в Монпелье 14-16 июня: прибрежный французский город недалеко от Марселя в середине лета — сам по себе хороший повод для поездки, а если вы знаете язык, то встретиться с местными осмерами сам Кост велел. Вписывайтесь в докладчики до 15 апреля и готовьте купальник.
  • State of the Map Africa 2019 в Гран-Басаме, Кот-д’Ивуар 22-24 ноября: доклады они пока не собирают, но язык ожидается французский, океан тоже рядом, так что это неплохое продолжение французской осмерской конференции. Фоточку и новостные каналы смотрите в вики.
  • OSCAL 2019 в Тиране, Албания 18-19 мая: ежегодная конференция касается всего открытого, и докладам про OSM они тоже будут рады. Тема этого года — этика в технологиях.
  • «Цифровые геотехнологии» 20 апреля (суббота) в Петербурге: очередная регулярная встреча любителей картографии, каждая из которых имела свою направленность. В этом месяце обсудят открытые ДЗЗ: если у вас есть мысль доклада, зарегистрируйте её на сайте.

Кроме того, прямо завтра в Москве, в четверг в 19:00 сотрудники «Урбики» бесплатно расскажут про дизайн картографических сервисов — скорее записывайтесь, таких знаний вы больше нигде не найдёте. И 16 апреля команда NextGIS покажет, что они нового придумали за полтора года с прошлого их Demo Day: регистрируйтесь и готовьтесь удивляться.

3 апреля   конференции

Картопокалипсис уже здесь

15 марта мы с Максимом Дубининым, руководителем компании NextGIS, и с Сергеем Голубевым, редактором великолепного блога городшахты.рф, запустили русскоязычный подкаст про картографию: «Картопокалипсис». В каждом выпуске мы примерно час обсуждаем одну тему: уже поговорили про конференции и про открытые ГИС в России. У каждого из нас свой опыт работы и свои подходы к картографии, мы «варимся» в ней очень много лет и забыли больше, чем многие из вас когда-либо знали. Отсюда, наверное, слегка мрачноватые шутки на фоне неоправданного и тщательно скрываемого оптимизма.

Это не первый русскоязычный картографический подкаст. Два года назад прервались еженедельные выпуски передачи про OpenStreetMap, «Радио OSM». Когда её запускали, типичным подкастом было «Радио-Т»: несколько друзей два часа обсуждают новости. Довольно унылый формат, замена блогам для ленивых авторов. За два с половиной года, как я записывал этот подкаст вместе с десятками соведущих из OSM, я ни разу не послушал ни выпуска других подкастов: было неинтересно. Как и со сбором данных для карты, интереснее было записывать: из дома, с балкона пляжного домика в Греции, из гостиницы перед конференцией или из латвийского леса с комарами.

Но формат не стоял на месте эти годы. Когда в январе перед FOSDEM 2019 я послушал в дороге «Heavyweight», я немного офигел: качественное оформление, захватывающая история, эмоциональная подача. Ощущение было как от просмотра хорошего фильма. Но в отличие от других форматов, особенно от книг, подкасты очень удобны в дороге: не портят глаза, позволяют есть или смотреть в окно, имеют предсказуемую длительность. Вместе с восхождением сериалов, на новый уровень качества вышли подкасты, и теперь не слушать их довольно странно — так же, как не читать книг.

Прослушав десяток передач на разные темы, мы поняли, что среди тем не хватает картографии. То есть, на английском языке уже выходят два подкаста: The Mappyist Hour, в котором ровно год двое ведущих болтают на отвлечённые темы и звонят гостям (но их плохо слышно). И нестареющий VerySpatial, которому примерно столько же лет, сколько OpenStreetMap. Последний хорош, но русскому человеку может быть непросто слушать английскую речь: Google Translate на звуковой файл не натравишь, да и темы в подкасте нередко слишком коммерческие.

Теперь у нас есть приличный подкаст и на русском языке. «Картопокалипсис» выходит раз в две недели, следующий выпуск ждём 12-13 апреля. Подписывайтесь на него в iTunes, Castbox (лучшее приложение для Android), Overcast (приличное для iOS), либо скормите ссылку на RSS вашему плееру. У нас есть план на ближайшие пару месяцев, но мы будем рады предложениям тем и отзывам на опубликованные выпуски. Пишите их в iTunes, Castbox или в телеграм-группу @ruosm.

1 апреля   pr   подкаст

Под гнётом меритократии

Долгое время мы считали, что в OpenStreetMap меритократия. Сегодня уже понятно, что властью в проекте обладают скорее те, кто в нём дольше: жест Стива Коста (ушёл в 2012 году) был беспрецедентным. И что меритократия — такой же миф, как «здравый смысл» или предрасположенность мужчин к математике. Восьмимартовская статья в Aeon объясняет это коротко и доходчиво.

Начинают они с того, что поверье (у 70% населения, по опросам), будто усилия приводят к процветанию, — полное заблуждение и не подтверждается практикой. При этом, заблуждаются обе стороны: бедные считают, что если бы они чуть меньше ленились и взяли, например, побольше задач, то сразу же разбогатели бы. А богатые — что они всего добились собственными умом и упорством. Разумеется, это не так, иначе бы петербуржские академики не продавали свои книжки в переходах, а миллионы на благотворительность жертвовал бы не Билл Гейтс, а программисты поспособнее.

К богатству ведёт не труд, а сочетание начальных условий (родиться в богатой семье лучше, чем в бедной; в Америке — лучше, чем в Польше), предрасположенности к предпринимательству, воспитания и, конечно, удачи. Сто программистов могут придумать алгоритм, но только один продаст его условному фейсбуку — и не потому, что он самый умный. Множество талантливых и упорных людей собирают вам айфоны на китайских фабриках.

Хуже того, продолжает Клифтон Марк, научные исследования показывают, что вера в меритократию откровенно вредит. Люди, убеждённые в ней, ведут себя более эгоистично, менее самокритично и допускают дискриминацию по любым признакам. Например, есть известная игра «ультиматум», когда есть условные 100$ и одному человеку нужно предложить второму такую долю, чтобы он или она согласились. Обычно первый предлагает 40-50$. Но если перед этим с ним или с ней сыграть в другую игру, убеждающую в уме или усидчивости, то вне зависимости от результата, в «ультиматуме» этот игрок предлагает другому меньшую сумму. Второй игрок, если не проходил аналогичную «подготовку», был готов на неё согласиться.

Многие успешные люди не считают свои деньги и статус следствием удачи. Интересно, что если про неё напомнить, у них повышается вероятность пожертвований и в целом щедрых жестов, хотя обычно они таким людям не свойственны. Когда в компаниях провозглашают следование принципам меритократии, возрастает зарплатное неравенство между людьми разных полов или рас. Игнорируют меритократию — разница исчезает. То есть, принцип, который как будто должен устранить неравенство и воздать каждому по заслугам, приводит ровно к противоположному результату.

Сообщество OpenStreetMap взращивалось на принципах меритократии, do-ocracy: они работали, когда этим сообществом была группа друзей (технари мужского пола из Западной Европы). Когда мы все присоединялись лет десять назад, мы верили: трудись — и сможешь влиять на проект. Теперь ежу понятно, что проектом рулят только те, кто успел войти в него до 2008 года и разделить ценности создателей. Только решив эту проблему, сменив политический строй, OpenStreetMap сможет повернуться лицом к пользователям и перейти на следующий уровень качества.

28 марта   ВНЕЗАПНО

От Upload Filters к Sanity Filter

Какое главное требование к любому сервису для коммерческого использования? Не скорость, не дешевизна, не качество результата. Надёжность. Если сервис надёжен, то есть, гарантирует, что запрос не обвалится и не выдаст неожиданный результат когда-нибудь в будущем или один раз из тысячи, то компании готовы платить за него миллионы долларов.

Пока американские картографы в Slack обсуждают, почему для Waze карту обновляют так много добровольцев (как и в России для Яндекса), немецкий картографический интернет тупо отключается, сервис за сервисом. На openstreetmap.de карта зияет чёрными тайлами. Overpass API отключен до 23:00 по Москве. Выгрузки Geofabrik тоже отключены. Вместо всей немецкой википедии — чёрная страница с горой длинных слов. Если вы использовали хоть один из этих сервисов, вы теперь знаете, что такое надёжность открытого проекта.

Да, тринадцатая статья, за которую во вторник будет голосовать Европарламент, сломает нам весь интернет. Контент-проектам типа OSM и Википедии придётся вводить сложные системы цензурирования контента, чтобы не платить штрафы за нарушение авторского права. Потому что отвечать за это будут не пользователи их данных, как сейчас, а сами проекты. Этот законопроект подобен таким же идиотским проектам русского правительства. Если бы я жил в Европе, я бы вышел 23 марта на улицу вместе со всеми. Но сейчас ни я, ни люди из США, Африки, Азии, России не могут пользоваться сервисами, и почему меня должны касаться проблемы белых людей?

Реакция на 13 статью подобна русским контрсанкциям: назло бабушке отморожу сервер. Парламентарии не заметят, а тысячи пользователей со всего мира поймут, что этим немцам (которые до сих пор рулят во всех направляющих дискуссиях в OpenStreetMap) доверять нельзя, какие-то они нервные и не думают о других. Лучше пойти на сервисы, которые обеспечивают надёжность, пусть и не такие дешёвые.

Проблема только в том, что адекватных платных сервисов на базе OpenStreetMap нет. Mapbox приближается к этой планке, но от вида их картостиля хочется биться головой о карту на столе, а качество геокодера заставляет лить слёзы. И мы не говорим о свежести данных ещё: известно же, что слепок OSM — это не OSM. И это всё: остальные не тянут объёма запросов и кастомизацию. Хороши только пользовательские продукты, отвязанные от корневых серверов: тот же Maps.Me или Cycle.Travel.

Вот и получается: почему обычные пользователи правят не OSM, а проприетарные карты? Потому что они с ними работают. Почему они работают не с открытой альтернативой? Потому что если бы компании, производящие продукт, её выбрали, то потом бы ежедневно обливались слезами. Открытым данным доверять нельзя — и не потому, что они открытые (это, как раз, хорошо), а потому что вокруг них вырастают ненадёжные, часто откровенно вредящие сервисы. Проще пожертвовать источником, чем пытаться их исправить.

21 марта   закон
Ранее Ctrl + ↓