Позднее Ctrl + ↑

Гейдельберг 2019: воскресенье

У нас есть друзья, которые переехали в Германию и теперь грустят — от другой культуры, языка, от непонятных процессов и будто враждебной среды. Их можно понять. Германия предоставляет какой-то базовый уровень комфорта, но это не значит, что можно расслабиться. Нужно выдавать результаты на более высоких уровнях. Все бегуны, кого я тут видел, бежали в гору. Фредерик развернул огромную карту университета, и я с ужасом обнаружил, что он уточняет размеры и виды каждого дерева на территории. А тут их целый лес! Всегда нужно быть начеку: от тебя ожидают, что ты знаешь все расписания и все возможные проблемы. Немцы постоянно в курсе, что нужно хотя бы раз в месяц заглядывать в захламлённый подвал невзрачного административного здания, в неприметную дверь с плакатом «осторожно, леопард!»: там могут быть важные документы. Здесь нет неожиданностей, но есть неосведомлённость. Непонятно, что хуже.

Воскресенье — чудовищный день, потому что у меня сразу два доклада, и для основного ещё нужно допилить слайды. Поэтому решил выйти попозже, сначала потренировавшись пару раз. Смотрю в расписание — а у меня рассказ про штосм в 10:30. Делать нечего — пришлось садиться на трамвай. Короткие доклады были сплошь демонстрациями: Саид показал валидатор распознанных знаков в Mapillary, Беата — модуль ImproveOSM для JOSM, Алина — аннотирование снимков в OpenStreetCam. Я же призвал людей перестать считать за достижения только код (как везде на State of the Map) или только картирование (как везде на HOT Summit). Было бы здорово почитать мысли участников, а для этого нужно, чтобы они остановились, подумали и написали в дневнички или бложики.

Чуть позже Томас рассказал про приватность в сети, про то, что ваши координаты могут рассказать про вас. И, конечно, первое приложение, которое появляется в слайдах, — maps.me. Он покликал в точки, подвигал карту. Смотрим логи: что ушло на сервер? В фейсбук ушли название телефона, ширина экрана и уровень громкости, в mopub — идентификатор мобильного оператора. При клике на гостиницу букинг узнаёт, куда вы кликнули. В приложении можно отключить статистику и за деньги отключить рекламу. Последнее заметно сократило список серверов, куда отсылали данные, — до трёх. Хорошо бы убрать всё, кроме, разве что, crashlytics. Османд тоже что-то спрашивает у своего сервера, но это терпимо. По мне, любой продвинутой карте рано или поздно приходится заводить серверную часть.

Наконец, Мартин из CycleStreets в весёлых скриншотах нашей карты показал, как офигевают от нашей модели рисования и тегирования велосипедных полос и дорожек люди, которым это всё использовать. Сколько светофоров на перекрёстке? Как его проезжать, если не отрисован переход? В каком месте развязки предупреждать, что пора поворачивать направо? Кажется, починить рисование велосипедной и пешеходной инфраструктуры можно только введя виртуальные полигоны, ограничивающие дороги и все прилегающие элементы типа парковок и тротуаров.

Все остальные доклады я пропустил: готовился к своему выступлению. Ни одной картинки на слайде, только ключевые слова из размышления, что мы можем сделать для облегчения слежения за правками и их отката. Кажется, получилось вдохновляюще: Кристина передала, что некоторые участники называли мой доклад самым важным на конференции. Осталось только найти людей, которые готовы придумать, как нам всё это сотворить. На шинковку пакетов правок нужны не только ресурсы, но и понимающие люди, способные составить план. Может, рассказ зажжёт сердце какого-нибудь сотрудника фейсбука или граба, и тот продавит руководство на новый полезный проект. На неделе опубликую основные мысли доклада, а запись уже доступна, как и все остальные с конференции.

После докладов — Poster Session: всех пригласили в соседнее здание, где развешены плакаты про OpenStreetMap. Карт среди них печально мало: три или четыре из примерно пятнадцати. Остальное — научные исследования или просто наблюдения. Как плакат с шестью видами адресации в Великобритании. Или пара плакатов от YouthMappers: они много слышали про то, что если картографов-новичков вдохновить, то мероприятие получится эффективнее. Ну как в Missing Maps всегда вначале рассказывают, что картой вы спасаете жизни, вот это всё. YM проверили это утверждение, поделив новичков на две группы. Оказалось, вдохновление поднимает мораль, но не делает из плохих картографов хороших. Всё это описано в материалах академической секции, на предпоследней странице. Постер-сессия удобнее обычного разглядывания плакатов: рядом стоят люди и объясняют всё, что сложновато.

За пивом с рыбным канапе в углу разговорил мужика из какой-то страны в средней Азии. «Что я могу рассказать на конференции, вон пусть люди, которые делают картовстречи, говорят». Разумеется, за следующие десять минут я услышал от него потрясающие рассказы про картирование близ военных частей и как он однажды учил работе с картами местную армию. То же с Джерри Кло: стоит его поймать, как байки из его профессорского опыта обеспечены. Хорошо, что последнего не нужно заставлять выступать, он сам меня приглашает на пятиминутный ликбез по почтовым ящикам завтра. Тут и там кто-то роняет на пол бутылки пива Ruprecht, замечательного тем, что на этикетке у него карта и правильная атрибуция в углу.

Вечером нашли в старом городе бар-ресторан, оформленный с отсылками к популярным фильмам. Заказал коктейль «Холодное сердце» и пиццу в честь какого-то актёра. Пицца оказалась острой и коктейль тоже оказался острым. Ну что за дела. Рядом Доротея страдала, что её коктейль оказался сладким. Здесь я обычно вспоминаю, о чём мы говорили, но после доклада я был выжат и медленно молча приходил в себя. Даже в плед завернулся, потому что энергии не хватало на самообогрев. Осмеры были в восторге: русскому холодно!

23 сентября   sotm   sotm19

Гейдельберг 2019: суббота

Пришёл на автобусную остановку за полчаса до первого доклада. На табло: подожди трамвая 23 минуты, лол. Вместе с другими осмерами запрыгнул в автобус примерно того же направления: на полпути он сворачивает в сторону. Как только он свернул, все осмеры вышли и пошли вдоль трамвайных рельсов. Но я же изучил карту: со следующей остановки можно будет срезать угол и прийти быстрее всех этих. Учитесь картам, салаги! За окном пролетает следующая остановка и я понимаю, что впервые за три дня нужно было нажать кнопку «стоп». Пришёл я, конечно, быстрее других, но к зажигательному выступлению Грегори опоздал.

Открывающие доклады были захватывающими для новичков, но я успел половину посмотреть в интернете, другую — услышать на FOSDEM. В этот раз я предлагал себя в качестве открывающего спикера, но организаторы предпочли людей на заметных постах. Директорка Software Freedom Conservancy — это, конечно, круто, но сама система, когда конференция приглашает известных людей открывать не из-за того, что те имеют сказать, а просто потому что это как-то зависит от статуса, — странная. Вон, рижская ГИС-конференция на март пригласила Стива Коста, зачем-то. Хотя есть сотни людей, которые могут вдохновить слушателей более актуальными речами.

Фредерик и Томас начали в западном зале развлекательную сессию на полтора часа про основы OpenStreetMap. Наряжая авторов редакторов в ленты с названиями, опытных жонглёров данными в лабораторные халаты и используя ящик прочего реквизита, они доходчиво описали всё, что нужно знать новичку. Ну, наверное: записи опубликованы, шоу должно быть блистательным. Я появился буквально на пару минут: когда люди-редакторы закончили отвечать на вопросы, я нацепил табличку Level0 и заставил их сделать селфи. Потому что это же самый молодой и актуальный редактор среди них!

В докладе про развитие юго-восточной Азии через OSM Джинал и Эдгар из Grab (местного такси-сервиса) коротко пересказали, как они работают с сообществом картографов, и едва уложились в двадцать минут. Картина на слайдах и видео разворачивается тоталитарненькая: тысячи, десятки, сотни тысяч людей в футболках и жилетках Grab вовсю любят OpenStreetMap, рисуют карту, собираются в комнатах и на стадионах. Как будто одна компания захватила всю инициативу OpenStreetMap в регионе. Их доброе намерение понятно: силами компании возможно донести OSM до каждого, и хочется воспользоваться этим на всю катушку. Но где местное сообщество, не аффилированное с Grab? Что произойдёт, когда у них возникнет спор? Как долго Grab сможет не доставать аргумент, что они — крупнейший пользователь OpenStreetMap в регионе?

Короткие доклады, как всегда, странные, местами непонятные из-за акцента, но слишком короткие, чтобы успеть надоесть:

  • Бангладеш в местном языке — когда у жителей города и соседнего района разные языки, диванные картографы подписывают всё неправильно, и местным на карте ничего не понятно. Приходится отдельно заводить проекты по переводу карты.
  • SolidaryCityMap — Просто описание карты бесплатных вещей. Туда импортируют полмиллиона точек из нескольких сервисов — про фрукты, душ, одежду и т. п. Все данные под CC0/PDDL и есть выгрузки. Заметил на сайте, как ужасна прокрутка дробного масштаба в OpenLayers.
  • OpenLitterMap: давайте идти по улице и фотографировать разный мусор! А потом сравним страны по количеству мусора. Уникальный проект: прошёл, за тобой проехала мусорка, и вся карта неактуальна. Жалобы в управу, видимо, не работают, остаётся публиковать данные под открытой лицензией. Вечером устроили картопати вокруг университета, пофоткали бычки.
  • Джанет снова рассказала про женское обрезание и как карты спасают девочек. Я снова подумал (и обсудил с ней), что карты никого не спасают, они тихо лежат в шкафу или на экране компьютера. Спасают люди. То есть, нужно общаться, учить девочек пошаговому реагированию, когда их пытаются забрать, готовить маршруты с местными властями и домами-укрытиями, искать активистов, контролировать всех. А карта — никогда не самоцель.
  • «Is OSM up to date?» — задаёт риторический вопрос слайд французов. Представляю себе сайт с большим «НЕТ» и больше ничем. Марко и Франческо сделали карту, на которой все объекты раскрашены по дате. Полагаю, они скачиваются по overpass, и это всё жутко медленно. Есть раскрашивание по последней правке, версиям, количеству картографов и по частоте обновления. Находишь красные линии и идёшь обновлять.
  • Крис рассказал про редактор Deriviste, который когда-то написал Ричард. Там видишь фоточку из Mapillary и отмечаешь объекты на ней, типа фонарных столбов, прямо в OpenStreetMap. Основные патчи в код пришли от Криса и Рори. Времени доклада хватило только на то, чтобы показать основные кнопки, но всё равно красиво. В будущем Крис предполагает поступательное развитие: поддержку oauth, добавление заметок, рисование линий, использование классифицированных Mapillary снимков.
  • Минг быстро и чётко описал, как американцы двенадцать лет чинили TIGER и импортировали всё остальное.
  • Анди и Арнали напомнили, что во многих сообщества перспектива женщин отличается от мужской, и важно привлекать их к рисованию карт. А не как обычно.
  • Я быстро пересказал свой доклад с byGIS про обратный геокодер в Juno.

Ещё я очень хотел узнать что-то новое из презентации OsmInEdit, нового веб-редактора от автора OpenLevelUp и форка iD для редактирования поэтажных планов. Редактор опубликовали только два дня назад, и я не вынес ни единой мысли из слайдов. Какая-то ретроспектива схемы Simple Indoor Tagging, упоминание французской компании SNCF, которая оплатила поэтажные планы ж/д станций в OpenStreetMap, скриншоты с обычными переключателями этажей и линиями, которые фиг распутаешь. Решил, что вместо попыток понять акцент Адриена лучше как-нибудь потыкаю сам редактор.

Удивительно, как все здания в современной части Гейдельберга (а то и всей Германии) выглядят одинаково. Серые коробки с серыми ставнями, будь это библиотека или шоурум Mercedes. Помещение для пышных церемоний снаружи не отличишь от товарного склада. Неудивительно, что Simple 3D придумали в Германии: эта схема описывает почти все местные здания, даже теги для цвета не нужны. Так мы и прибыли на вечеринку в HebelHalle: отличили его только по обилию людей в синих футболках. И ещё полчаса были уверены, что вся площадка состоит из двора со столиками и узкой барной стойки у туалета — пока из ниоткуда не начали появляться осмеры с тарелками еды.

В банкетном зале вдоль стен были разложены старые печатные карты немецких районов, а на одной стене наклеены пронумерованные распечатки дорог из разных столиц. Угадать, где какая, почти невозможно — узнал только Москву. Отличная идея, но хотелось бы какого-то продолжения: викторины или просто ключа. Иан Вагнер подметил признаки, по которым можно отличить американские города от южноамериканских и европейских: слишком много магистралей. Я всю дорогу был уверен, что Иан работает в Северной Корее и обсуждал её, но оказалось, что нет, он в Южной. Парень из Северной не смог приехать.

Премия OpenStreetMap оказалась главным и самым громким событием этого вечера. С помощью Труди из Замбии мы нашли людей, которые будут вручать награды, подготовили стопку из книг, дипломов и конвертов и загнали всех в церемониальный зал. Немного нервно за минуту до выступления пытаться придумать первые слова. Но включается центральный прожектор, ты встаёшь в круг света перед тремя сотнями зрителей, держишь нужные паузы, и внезапно слова складываются, шутки появляются из ниоткуда, аудитория смеётся и аплодирует, и уже зовёшь Саджада для объявления премии за вклад в инфраструктуру. Поздравляю Виктора Щерба с победой в номинации имени Ульфа Мёллера, а также Виктора, Алмаза и literan с номинациями.

Название Social Event подразумевает, что главная цель — социализация. Познакомиться и поговорить с максимальным количеством человек. Странным образом, тут не страшно подходить к новым людям и вливаться в чужие беседы. Это в русскоязычных конференциях все деловые и неприступные, а тут улыбнутся, «hi man» и продолжаем. Пять минут — и ты уже знаешь, кто есть кто, сам тоже уже рассказал всякое.

Увидел, наконец, Энди Аллана вживую. Тот сейчас работает над обвязкой для внедрения нового API и опрашивает разработчиков всех редакторов, что тех волнует. Рассел Дефнер из HOT с помощью технологий фейсбука и десятков добровольцев почти закончил рисовать дорожную сеть Индонезии. Типа, в официальных картах четыре тысячи километров, а в OSM — миллион. Одна нейросеточка заменяет тысячу новичков в Missing Maps. Так, глядишь, и всех остальных заменит. Предложил ему переключиться на Россию. Фредерик же поделился секретом обёртки книг для премии: она сделана из тайлов OpenWhateverMap без трёх тёмных слоёв. Ни один узор не повторяется: он специально запустил скрипт семь раз. Обожаю, когда люди заморачиваются дополнительно ради каких-то мелочей, которые никто не заметит: очень по-японски, всё равно почувствуешь, пусть и не поймёшь.

23 сентября   sotm   sotm19

Гейдельберг 2019: пятница

Германия очень контрастирует со Штатами. Там ты, даже не будучи местным, получаешь заряд свободы и активности: «мы рады тебе и твоей работе, всё вокруг открыто, делай что-нибудь!». Здесь всё квадратно и практично. Библиотека неотличима от парковки, парковка неотличима от музея. Иди по линиям, соблюдай расписание, приготовь документы. Уменьшай свой экологический след, посторонись, не мешай серьёзным людям. «Мы заняты, но ты тоже давай, приноси пользу, будь эффективным». Я люблю порядок, но Германия — на каком-то другом уровне, тут так любят порядок, что стремятся выпрямить всё вокруг, блистательно проваливаются в этом, но делают вид, что всё в порядке и это только ты виноват. В отличие от Миннесоты, я бы не отдал детей в местный университет. Он зелёный и унылый. Пусть тут и каждый третий студент говорит на русском.

На всём HOT Summit около сотни участников — но они настолько разные, что кажется, будто полмира съехалось поделиться радостью от пользы карт. За практическими примерами теряется сам OpenStreetMap, который на каждом шагу сопротивляется извлечению пользы. Примерно об этом говорил Микел в своём докладе. Мол, правкам гуманитарной команды не все рады, и в целом как-то нужно регистрировать проблемы потребителей, картографов и организации. Объясняет, чем занимается Chief Data Officer и как проекты проходят валидацию в команде. Рассказ, впрочем, быстро сдувается в единственную мысль: давайте подумаем про сообщество.

Кажется, что команда невелика, но числа от Ральфа показывают другую картину. В слайдах про валидацию задач в Tasking Manager он огорошил всех сотнями тысяч новичков, многие из которых кликают один квадратик в менеджере и уходят. А за ними нужно всё подчищать. Для этого нужны люди, валидирующие все эти квадратики, и как ни старается команда, более двух третей проекта отвалидировать не удаётся. Нужно больше опытных картографов. Если вспомнить, что это HOT, планка опытности довольно низка: достаточно понимать, чем дорога отличается от реки на снимке и в OSM.

Роб Бейкер рассказал про этичные данные. Всё как обычно: за «зачем» те, кто публикует и работает с данными, теряют более важный вопрос «кому». Смотрите, мы опубликовали сто миллионов точек. А анонимизировать вы не забыли, случайно? Публикация данных очень сложна с точки зрения настоящей анонимизации, потому что часто не проблема сопоставить несколько наборов и определить, где конкретный человек находился или что делал. Активисты в Нью-Йорке великолепно обработали «чистые» данные от телефонной компании, построив маршрут мэра и его охраны за один из дней. То же с использованием данных: за примерами даже далеко ходить не надо, у нас многие технари любят классифицировать районы города или людей по очевидным признакам.

Единственное, о чём Роб не говорил, — это OpenStreetMap. С этикой у нас швах по всем фронтам. Какая анонимизация, когда люди ставят точки на карту с названиями «мой дом», а дачи картографов — самые детально прорисованные в дачных посёлках? Вся гуманитарная команда картирует ради настоящего и пары сотен волонтёров, вообще не считаясь с будущим картографии. Если не вспоминать местные инициативы в паре стран, типа Индонезии и Кении. Отсутствие правил в тегировании и выборе объектов для отрисовки порождает религиозные споры. Отсутствие документации и злые местные картографы — постоянную фрустрацию у новичков. Каждый в OpenStreetMap, независимо от опыта, постоянно унижен и дезориентирован. Давайте поговорим об этике.

Генри из Уганды и Алексей с Софией из Украины используют Mapillary для одного и того же: они снимают все улицы и дороги своего города и затем используют распознавание нейросеточками и маркетплейс Mapillary для поиска на этих сотнях тысяч картинок мусорных контейнеров и несанкционированных свалок. Удивительно, как кажущаяся нишевым развлечением технология преображается от масштаба. Когда на нашей карте была пара дорог, ею интересовались только энтузиасты. Когда мы нарисовали все дороги — внезапно она понадобилась всем. То же и с Mapillary: пока что это просто хранилище фоточек, но с ростом сообщества, объёма данных и качества алгоритмов распознавания оно принесёт какую-нибудь неожиданную пользу каждому.

Mhairi, Garauv и Emmanuel из проекта METEOR классифицируют структуру и прочие атрибуты зданий, чтобы в случае землетрясения, наводнения или годзиллы можно было быстро оценить, куда в первую очередь высылать пожарных и куда отвозить раненых. Интересный рассказ с фоточками отогнал сонливость: ребята в Дар эс Салааме и Катманду обошли по две с половиной тысячи зданий и для каждого указали около пятнадцати атрибутов. Местами выглядит подозрительно, потому что вместимость, возраст, или количество подземных этажей не всегда просто определить. Поэтому одинаковым числам для каждого тега напротив результатов в Танзании поверить сложно.

Все с разными акцентами: сложно переводить на лету, приходится распознавать, думать, подстраиваться. Мне несложно понимать, о чём говорят по радио или поют в англоязычных песнях, но тут у всех такие дикие акценты, что приходится часто переспрашивать, и это фрустрирует и меня, и собеседника. Английский язык универсален, но он всё равно явный барьер для участия в подобных по-настоящему международных конференциях. Мы же смотрим сериалы с субтитрами — пора применить технологию для конференций. Американцы успешно делают субтитры в прямом эфире, автоматические переводчики пробивают потолок (см. deepl). Давайте добавим технологий в зал презентаций. Пусть люди говорят как привыкли. Странно HOT Summit ограничивать английским языком.

HOT Summit — странный зверь, как и сама гуманитарная команда. Часто сидел и не понимал, о чём говорят люди, зачем это нужно и почему никто не думает о карте, об OpenStreetMap. Как поделился Фредерик, он рад, что приехал поздно, потому что иначе смотрел бы доклады и не мог удержаться от язвительных комментариев. Мне было нормально: я понимаю, что карта у каждого своя. Но было ощущение, что я совсем не на картографической конференции, а, скорее, на встрече волонтёров. Которые любят совместную работу, помогают спасать людей и делают много полезных вещей. Но интересы которых совсем не на карте, и потому не особо пересекаются с моими.

21 сентября   sotm   sotm19

Гейдельберг 2019: четверг

Как максимально непродуктивно провести день в новом городе? Пойти смотреть достопримечательности. От их созерцания получаешь секунду удовольствия, шаблонную фоточку, коих тысячи в интернете, стёртую обувь и потерянные полчаса. И, если удаётся приглушить внутренний голос, чувство удовлетворённости выполненной программой. Так что я приглушил, захватил флэшку с дипломами номинантам Премии OSM и поехал в центр. Пройдёмся по списку достопримечательностей.

  • Общественный транспорт. Его много, ходит как часы, насколько это возможно в Германии. Ну, то есть, от вокзала в центр я ехал на трамвае номер «сорри, ауфидерзейн», или как-то так. Организаторы обеих конференций сотворили для участников билеты на весь общественный транспорт на пять дней в сумме, поэтому ездил я всюду и помногу. Ни одного контролёра не встретил, поэтому не знаю, правильные ли это билеты.
  • Центр. Встречает традиционным ТЦ «Галерея». Во всех городах всех стран есть такой, ровно в центре. От него идёт пешеходная улица с магазинами одежды и плюшек. Всё как обычно. Книжные — только на немецком, одно расстройство.
  • Собор Петра и Церковь Святого Духа. Ну соборы. Сфоткал и пошёл. Внутри церкви был органный концерт, но с выступлениями в белорусской филармонии не сравнится.
  • Старый мост. Это мост.
  • Тропа философов. Перейдя через мост, зашёл в закуток между зданиями и начал подниматься по лестнице. Поднимаюсь. Слева стена и справа стена. Поднимаюсь. Становится жарковато. Я вспоминаю Айзувакамацу, где я тоже поднимался в гору в ужасную жару и весь промок. Туристический сайт пишет, что на тропе, к которой я наконец выхожу, климат более южный, поэтому из флоры здесь пальмы и лимоны, а из фауны — ящерицы и змеи. Климат и высота располагают к тому, чтобы посидеть пару часов, подумать, никогда больше никуда не ходить. Вид с тропы отличный, нельзя не сфотографировать старый мост и замок на том берегу.
  • Водопад. С южной стороны реки Неккар две горы: логично, что вода с них стекает в долину и затем сливается в сторону города. Этот ручей под городом идёт в трубе, но на окраинах течёт по поверхности, с водопадом совсем недалеко от Собора Петра. Единственный и главный водопад Гейдельберга, о котором не рассказывает ни один путеводитель, отмечен на OpenStreetMap. Посмотрев, что времени остаётся либо на фуникулёр, либо на водопад, выбрал второй и пошёл искать. Водопад действительно высокий, метров двадцать, очень красиво оформленный. Одна беда: воды не дали. Сезон сухой, камни едва влажные, и жалкому ручейку не хватает сил даже дотечь до решётки водостока.
  • Гора Кёнигштуль. От водопада оказалось недалеко до фуникулёра, но по пути мне повезло: поймал тридцатый автобус, который едет туда же. Ну, почти: вместо горы я оказался в обсерватории. Выглядит космически. Но до темноты полчаса, поэтому так и не зашёл, не посмотрел на фотографии космоса и модели аппаратов. Вместо этого пошёл по maps.me искать верхушку горы. Она оказалась на закрытой территории близ ретрансляционной вышки. Сплошные разочарования с этими горами. Нормальная обзорная площадка нашлась рядом со станцией фуникулёра, но вечернее солнце не дало сделать приличную фотографию. Из плюсов — ларёк с мороженым. Главный горный план я, всё-таки, выполнил: посмотрел на город с двух высоких точек. Нет, чтобы купить квадрокоптер и не мучаться.
  • Еда. То ли мне не везёт, то ли вся еда в Гейдельберге отвратительна. Завтрак на вокзале — либо жуёшь хлеб, либо хрустишь листьями. На обеде я внезапно осознал, что запиваю очень средние спагетти невкусным пивом, и за всё это я отдал семнадцать евро. Вечером не выдержал, купил в магазине бананов и нормальной выпечки, потому что невозможно же.
  • Канцелярский магазин Кноблаух Шрайбварен. Найти хорошую цветную бумагу для дипломов в Гейдельберге непросто. Во всех магазинах одни и те же оттенки от одного и того же производителя. Прямо СовБумПромСнаб. Зелёный слишком зелёный, жёлтый недостаточно жёлтый. Потребовалось нагуглить «лучший канцелярский в Гейдельберге», чтобы найти второй набор цветов. Дальше проще: в городе со старейшим университетом в Германии распечатать странички А4 предсказуемо можно на каждом углу.
  • Русская речь. Тоже можно услышать на каждом углу. Иногда кажется, что даже чаще, чем немецкую. Студенты в автобусе обсуждают защиту в университете. Девушка за завтраком рассказывает приехавшей из России подруге, как что устроено. Мужик на улице по телефону руководит доставкой. Даже сейчас, за соседним столиком на HOT Summit, русскоязычные ребята готовятся к докладу про Mapillary в Украине.
  • Замок. Нафиг эти руины.

Почувствовав недостаток социализации, зашёл на вечеринку HOT на окраине города. Входишь в старинный дом, а там сотня человек перекрикивают друг друга, половина знакомых, со всеми нужно поздороваться, обсудить перелёт и «о, мы ж две недели назад в Штатах виделись». Встретил Сатоши из Японии, с которым виделся в Айзу два года назад. Мэгги, Райана, Дмитрия и Дженнингса из Штатов. Дорофея, конечно же. Кучу девушек из местного университета, организовавших вот это всё. О чём говорили? О погоде и о времени, конечно же: обстановка не располагает ни к чему более серьёзному.

В попытке скрыться от постоянного шума спустился в подвал, где внезапно организовали картособытие Missing Maps. Девушка полчаса рассказывала, как важны карты для спасения людей, показывала Tasking Manager и объясняла, как выбрать проект и что они все значат. Мероприятие казалось немного странным: любой из слушателей наверняка мог бы выдать такую же речь. Но иногда комфортно просто посидеть и послушать знакомые слова. «А теперь давайте порисуем карту» — и два человека, принёсших ноутбуки, открывают их.

На обратном пути догнал парней из Mapillary под предводительством Криса. По пути подумали, почему даже на лучших конференциях детей приходится занимать чем-то посторонним в детских комнатах. На мероприятиях Esri иногда устраивают семейный день, когда конференция работает в режиме выставки и дети могут поиграть промо-бумажками. А как сделать такую конференцию, чтобы детям было интересно, но в то же время, взрослым было познавательно? Непонятно, но первым шагом должно быть уйти от схемы «все сидят полчаса и смотрят на одного человека».

Завтра пойду весь день сидеть и смотреть на одних людей.

20 сентября   sotm   sotm19

Гейдельберг 2019: среда

Как в прошлый раз, в самолёте набросал заметку на абстрактную тему, связанную с OpenStreetMap. Обнаружил, что в ней пересказал половину своего воскресного доклада. Так что подожду публиковать, чтобы пропустить окно WeeklyOSM и удивить слушателей логичными, но совершенно неочевидными инсайтами. Типа, что тип area для API 0.7 — это интересное мысленное упражнение, но дурацкая затея.

Дорога к немцам — верх предсказуемости: билеты от начала до конца получены и оплачены, на всех проставлено время, выходишь на полчаса раньше обычного и в срок приходишь в терминал. Самолёт «Люфтганзы» задерживают на полчаса. Ничего, с Дорофеем весело проводить время. На паспортном контроле во Франкфурте каждому чуть ли не сумки потрошат, теряем целый час. Ничего, зато накликал полтысячи картинок в тренере Mapillary.

Приходим на вокзал аэропорта, я краем глаза замечаю, что наш поезд в Гейдельберг задерживается на десять минут. Ну мелочи же. Через пять минут подходит состав, мы залезаем и находим свободное место. Я запускаю maps.me, посмотреть на синюю стрелочку на карте Германии. И удивляюсь, как далеко она от наших предполагаемых координат. Смотрю на табло в вагоне.

Поднимаю взгляд на Дорофея и вижу за его спиной контролёра в тамбуре. Немедленно вспоминаю истории про страшные штрафы, встаём с мест и идём в тамбур, чтобы перехватить инициативу. И чудом проходим мимо контролёра в дверях. Через пять минут выходим на окраине Лимбурга. Поля с одной стороны, два бизнес-центра и шоссе с другой. Тишина, только иногда скоростные поезда проносятся на 250 км/ч по рельсам на бетонной подложке. Что делать — непонятно.

Для сравнения — это как если бы вы прилетели в Шереметьево, сели на поезд в сторону Тулы, а оказались в Клину. Первым делом, нужно вернуться в предсказуемое состояние: в аэропорт. Следующий поезд через двадцать минут — а нет, это же Deutsche Bahn, он опаздывает ещё на полчаса. Тогда быстрее на скоростном, который придёт через час двадцать. Есть время пообедать. Напротив KFC у трассы, который мы выбрали, стоит Макдональдс — он крытым переходом соединён с фитнес-клубом. Очень эффективно. Но логично ли?

Полтора часа и шестьдесят евро спустя, мы снова в аэропорту, ждём поезда на Гейдельберг. Я постоянно палю табло. Наш поезд через десять минут на Basel SBB через Мангейм. Через две минуты. И тут его строчка ИСЧЕЗАЕТ. Ничего никуда не приходит. Да ёлки-палки, DB не устаёт удивлять. Следующий поезд через пятнадцать минут на Штуттгарт, тоже с остановкой в Мангейме, нам подходит. Очень внимательно слежу за экраном, когда приходит состав — сравниваем номер с тем, что написан в расписании и на табло. Ночь, улица, море велосипедов — мы, наконец, в Гейдельберге. Пока я наслаждаюсь жареной уткой и комплиментарным бокалом пива, Дорофей обнаруживает в своём номере спящих людей.

Сегодня первый день HOT Summit. Я регистрировался только на второй, а сегодня буду готовить Премию OSM и гулять по городу. Поэтому на канале @foss4g_ru вещание целиком в руках Дорофея. Там неожиданно интересно, подпишитесь.

19 сентября   sotm   sotm19
Ранее Ctrl + ↓