Позднее Ctrl + ↑

Здесь вам не двач

Неделю назад к заметкам на сайте OSM запретили добавлять анонимные комментарии. Это был самый популярный запрос на трекере сайта, открытый в 2017 году после нападения спамерских ботов на заметки в России. Год спустя Фредерик Рамм подготовил пул-реквест, и теперь, после очередного напоминания Фредерика, его код приняли.

OpenStreetMap начинался анонимно. До 2009 года, когда мы перешли на API 0.6, можно было дизассоциировать свой логин и правки. Никто бы никогда не узнал, что дорогу переименовал «москвич1812». Теперь все такие люди деанонимизированы, в базе больше нет объектов без указания пользователя. Анонимно можно править отдельные атрибуты в сторонних приложениях: например, в WheelMap исправления отсылаются от коллективного аккаунта wheelmap_visitor.

Сервис OpenStreetBugs, функции и база которого перешли в OSM в 2013 году, позволял анонимно сообщить об ошибках и комментировать эти сообщения. Понятно, почему нужны анонимные сообщения: это единственный способ улучшить карту без включения в сообщество и прочих тяжёлых обязанностей. Но в комментариях без авторства начали сомневаться уже через два месяца после ввода функции на сайте. Пользы от них немного, корректность не проверить, убрать невозможно.

Закрытие анонимных комментариев не спровоцировало никаких дискуссий, кроме отдельных замечаний про невозможность атрибутированных комментариев из-за политических преследований и предложения ввести тест тьюринга или байесовский фильтр для отсечения спамеров.

Также, вчера на сайте рядом с тегами для цвета появились квадратики соответствующих цветов. Чтобы понять карту, всё меньше нужно быть роботом. Спасибо Стефану Баблеру и Энди Аллану.

5 сентября   osm.org

Не только карта улиц, и не слишком открытая

OpenStreetMap — открытая карта улиц. Это назначение зашито в название проекта, потому что атласы всегда были для автомобилистов. Улицы, шоссе, грунтовки с подписями на фоне бледных лесов и городских районов. Лора Блисс в статье для CityLab вспоминает, как рассматривала атлас Лос-Анджелеса в детстве, когда водители считали за честь держать всю сетку улиц в голове и знать, как объехать пробку на магистрали, — и понимает, почему атласы уступили навигаторам.

Мобильные навигаторы полностью меняют фокус: в них город вращается вокруг водителя, а не водитель находится где-то в городе. У карты на экране ни секунды покоя: она то поворачивается, то меняет масштаб. Нет времени её рассмотреть и понять. Поэтому запомнить город с экрана навигатора невозможно, остаётся следовать указаниям и надеяться, что по маршруту нет размытых мостов и перекрытых дорог. Но даже люди, которые когда-то помнили каждый переулок, отказываются от знаний и переходят на мобильные карты.

Причина проста: пробки. Машин на дорогах всё больше, они блокируют не только магистрали, но и объездные маршруты. Когда-то тихие районы теперь перегружены машинами, потому что навигаторы советуют срезать через них. Хорошей памяти на улицы недостаточно: нужно получать информацию об авариях и заторах ежеминутно, чтобы не простоять два часа. Полезная карта для водителя — это живая карта в навигаторе.

Сложно представить человека, который рассматривает карту в навигаторе. Она не предназначена для долгого взгляда. Главное на экране — синяя лента маршрута, чуть менее важны все остальные дороги слева и справа по ходу движения. Остальные элементы неинтересны, потому что по ним нельзя ехать. Хорошо бы их убрать или затенить, чтобы не отвлекать водителя. Мобильная карта — карта для автомобилиста, это карта улиц.

Настольные карты тоже стремятся к утилитарности мобильных. Открой гугль — там белые дороги на светлом фоне, зато экран усыпан яркими булавками заведений: «кликни меня!» Карты яндекса красивее: дома, дворовые проезды, тропинки и велодорожки. Вроде как пёстро и интересно, но пяти минут достаточно, чтобы понять: эта карта тоже только для одной задачи: «проложи маршрут!» Невозможно уделять таким картам время, с ними нужно решить задачу и уйти.

Мне с детства нравится рассматривать карты. Следить за линиями и обозначениями и находить взаимосвязи. Но рассматривание карты ушло в прошлое вместе с атласами. Теперь печатные карты — лишь историческая ценность. Две коробки моего картографического архива спрятаны где-то в шкафу, толстые красивые атласы пылятся под потолком, карты из спинки автомобильного сиденья я не доставал лет пять. Всё устарело, стимула покупать новое нет: там то же самое, только на свежих данных.

Каждый год на конференциях State of the Map и FOSS4G устраивают конкурс плакатов. Кажется, вот оно: стой и рассматривай. Задерживаюсь у каждого на несколько минут — но это же не карты. Это либо исследовательские работы, поданные в форме плаката, с горой текста, несколькими графиками и парой простых обзорных карт. Либо художественные работы, которые не сколько рассматриваешь, сколько воспринимаешь. Да, встречаются красивые, «Pop Art» когда-то я утянул домой и не жалею об этом. Но карты — красивые, глубокие карты больше не вешают. Карта стала утилитарна; если она не выполняет предназначение, она не нужна.

Любопытные глаза теперь рассматривают спутниковые снимки. Присматриваются к контурам домов, прослеживают грунтовку через поля и леса. Находят правильные контуры военных объектов или деревню в глуши. Что это за пятно? Кто здесь живёт? Когда на одну точку есть шесть разных снимков, интересно их сравнить, посмотреть, как застраивался город или меняла русло речка. Снимки бесконечны как вширь, так и вглубь: всегда есть интересный район или история, которую открывают две спутниковые фотографии, разделённые десятилетием.

Для таких любопытных была сделана викимапия: люди просто подписывали все объекты на снимках, чтобы другие получили ответ на «а что здесь такое?» Подписывали без разбора, дом так же, как озеро, как военную часть или тропинку через лес. Оставляли комментарии: «о, я тут рыбу ловила, пока не заросло». Викимапия была уникальным проектом для любопытных — пока авторы проекта не забыли, кто к ним ходит, и не угробили проект рекламой и смещением фокуса на картографию.

Казалось, вот два очевидных решения: люди смотрят на карточки — баннер же не помешает? И обвесили рекламой всё по периметру и немного внутри, чтобы пользоваться сайтом без адблока стало противно. И второе, наши редакторы же обводят снимки, а тут один шаг до классификации, чтобы получилась карта. Сделали — офигеть, карта начинает получаться, люди трассируют дороги и обводят населённые пункты. Вот только эти люди перестали уделять время тому, чем сайт был полезен: подписывать снимки, описывать спрятанные чудеса. Теперь они зачем-то дублируют работу, которую делают пользователи НЯК, OSM, Here. Делают недо-карту. Викимапия из уникального источника превратилась в никому не нужное подобие. Теперь на неё заходишь из жалости.

Рассматривать викимапию неприятно, а карты гугля, яндекса и подобных — бессмысленно. Атласы ушли в прошлое, а на спутниковых снимках можно что-то различить, но не понять. Получается, рассматривать нечего? Напротив: ответ был перед нами все пятнадцать лет.

Это OpenStreetMap. В отсутствие альтернатив OpenStreetMap стал главным атласом для рассматривания. Откроешь глагне  — и залипнуть в карту можно надолго. Не только дороги и дома: тропинки, болота, фонтаны и места для пикника. Именно поэтому когда-то люди возмущались, что railway=abandoned убирают со стандартного стиля: да, эти линии обозначают снятые рельсы, это не-объекты. Но когда смотришь на карту, они многое рассказывают об истории. Объясняют, почему там просека или тропинка. Интересная карта рассказывает историю, и сотни тысяч редакторов своими кусочками историй превращают OpenStreetMap в величайшую сказку на земле.

Опытные участники знают, что наша карта внутри гораздо больше, чем снаружи. Модель данных OSM со свободными форматами и бесконечными схемами тегирования подталкивает редакторов к слишком детальному картированию. Они указывают номера квартир в подъездах, виды деревьев в парке и напряжение в ЛЭП. Загружая кусочек города в JOSM, никогда не знаешь, какие мелочи заинтересовали местного картографа. То дороги окажутся усыпаны пожарными гидрантами, а то придётся ворочаться промеж отрисованных поребриков.

Карта богата внутри, но увидеть это богатство непросто. Раньше был набор из нескольких десятков визуализаций Ito Map: они показывали ограничения скорости, колеи железных дорог, освещённость, адресацию и кучу других атрибутов. К сожалению, в июле этот проект закрыли. У нас остались несколько тематических проектов типа OpenRailwayMap и Parking Lanes. Проблема с ними в том, что их не найти. Ссылки рассыпаны по случайным страницам нашей вики, сайты включаются и выключаются в произвольные моменты времени. Они не столько углубляют представление об OpenStreetMap, сколько бросают: «а вот ещё какая штучка у нас есть». Вместо единой шкатулки драгоценностей получилась сеть музеев одной брошки.

OpenStreetMap сродни карьеру, полному смыслов и геоданных. Чтобы в него углубиться, картостилей недостаточно, нужны более точные инструменты. Такие как Taginfo и Overpass API. Нашли интересный тег — запустили запрос, чтобы выкопать подобные объекты в своём районе — раскрасили и сделали себе тематическую карту. Подождали, пока лимит на плотность запросов отпустит, и продолжили раскопки. Скачали GeoJSON или подкрутили карту в редакторе. Очень увлекательно, это как править «матрицу», смотря на стекающие зелёные буковки. Только Level0 не хватает для комплекта. Думаю, лишь 400-500 человек на весь мир умеют смотреть так глубоко.

Нормальные люди приходят на наш сайт и рассматривают картостиль OSM Carto. Они не знают о «подводной части» базы данных — а ведь в ней самое интересное. Мы уже победили всех остальных по глубине карты, по её залипательности. Но чтобы усилить эффект, нужно что-то делать. Одно из двух. Либо, подобно немецкой глагне, заменить карту стеной текста со ссылками. Правда, с нашим мастерством принятия решений за результат может быть стыдно: вывесят туда ссылки на вики, на форум и на планету. Разбирайтесь, мол, сами. Второй выход — заменить тайлы в карте векторными.

Любой картографический стиль делит классы объектов на карте надвое: те, что он отображает и те, что прячет. Это нормально: чем продуманнее картостиль, тем короче его легенда. И это свойственно печатным картам. Но у нас на сайте интерактивная карта с бесконечным количеством атрибутов. Глупо отображать для всех одно и то же, по-барски позволяя включить аж четыре других стиля. Сколько атрибутов — столько картостилей. Нас спасут только векторные тайлы. Каждый посетитель должен получать свой собственный срез данных, чтобы посмотреть и офигеть от разнообразия. Мы обсуждали этот подход во время прошлого State of the Map, но, кажется, никто не понимает, что нужно делать.

Карта OpenStreetMap — это не картинка, которую можно рассматривать только вширь. Это калейдоскоп: покрути фильтры — и рассматривай заново, потому что открываются новые слои и новые взаимосвязи. Такое невозможно даже представить в коммерческой или печатной картографии, но мы, редакторы открытой карты, настолько привыкли к многогранной и запутанной модели данных, что даже не задумываемся, насколько уникальна и завораживающа наша карта. Мы пользуемся специальными инструментами, чтобы рассматривать грани, — а хорошо бы рассматривать их невооружённым взглядом.

Улиц недостаточно. Пробки сиюминутны и потому не нужны. Важна общая картина. Карта обучает, просвещает, помогает найти себя в мире. Проект OpenStreetMap способен рассказать о твоём городе или маршруте столько, сколько не снилось атласам. Осталось придумать, как разрушить статус-кво с картостилями и недо-векторными тайлами от Mapbox. Мы можем сделать лучше. Карта должна быть свободной.

Кнопки не нужны

Вчера в телеграме, развивая мысль про интерактивные карты как признак ленивого дизайнера, я написал, что кнопки плюс-минус — худшее, что есть в картах после переключателя слоёв. Кажется, многие читатели восприняли это как шутку, а другие поделились контекстом, когда эти кнопки не заменить. Например, когда нужно управлять телефоном одной рукой, или демонстрировать карту на проекторе с пультом. Все эти проблемы — лишь следствие того, что мы слишком привыкли к плюсу и минусу.

Современные интерактивные карты выглядят гораздо проще классических ГИС: нет панели с полусотней слоёв, нет трёх рядов кнопок управления и панели состояния с рядом загадочных чисел. Мы постепенно избавлялись от лишнего, и теперь карту загораживают только строка поиска и несколько кнопок. К сожалению, для хорошего интерфейса недостаточно убрать лишнее: нужно убрать, а затем переизобрести всё остальное.

Кнопки изменения масштаба появились от свойств тайловой схемы вкупе с линукс-мышлением. Тайлы, из которых состоит карта, устроены просто: на нулевом масштабе один тайл, на первом — четыре (2×2), на втором — шестнадцать (4×4) и так далее, каждый квадратик делится пополам в обоих измерениях. Линукс-мышление требует максимальной конфигурируемости: вдруг пользователь захочет посмотреть на карту конкретно на 13 масштабе, а мы ему не дадим? Поэтому развитие карт идёт увеличением количества уровней масштаба как вглубь, так и вширь, добавлением промежуточных уровней и переходом на векторные тайлы с непрерывным масштабированием. Больше контроля пользователю!

Работа с интерактивной картой похожа на управление автомобилем с ручной коробкой передач. Ты дёргаешь рычаг при езде, довёл действия до автоматизма и понимаешь, зачем это делаешь и чем одна передача отличается от другой. Когда приходит дизайнер и предлагает убрать рычаг, первой реакцией будет от него отмахнуться. Но теперь мы ездим на машинах с двумя педалями вместо трёх с рычагом, и всё меньше людей готовы работать частью механизма. То же и с кнопками масштабирования в интерактивных картах: они упрощают жизнь разработчикам javascript-библиотек и усложняют всем остальным, от пользователей до создателей карт.

Эти кнопки — бич веб-картографии. Как не устаёт напоминать Сергей Голубев, при каждом нажатии на «+» вы видите новую карту, с собственным картостилем и свойствами. На сайте osm.org у нас 20 (двадцать) различных картостилей. Каждое изменение стиля osm-carto затрагивает примерно половину из них, поэтому неудивительно, что дискуссии в репозитории обильно иллюстрированы и могут затягиваться. Но если подумать, действительно ли пользователю нужны все эти карты? Вне компьютера хватает трёх-четырёх: атласа мира, атласа области и карты города. Когда масштабов мало, больше времени остаётся на полировку оформления каждого. А точная настройка интерфейса становится излишней.

Изменить масштаб можно многими способами, в зависимости от устройства и сайта:

  • кнопками плюс-минус на экране;
  • теми же кнопками с зажатым shift для большей скорости;
  • ползунком масштабирования;
  • колёсиком мыши;
  • двойным кликом левой кнопкой;
  • растягиванием прямоугольника мышью с зажатым shift;
  • кнопками «+» и «-» на клавиатуре;
  • перетягиванием двумя пальцами на тачпаде или экране;
  • щипком или расщипком на экране;
  • дважды тыкаешь пальцем, второй раз не отпуская удерживаешь и тянешь вниз или вверх.

Почему так много? Потому что у каждого из этих способов есть недостатки: от сложности обнаружения (последний пункт от Сергея Синицына удивил многих в чате) и отсутствия технической возможности (клавиатура есть не у всех) до неудобства, неточности или низкой скорости отклика.

Но пользователи обычно приходят к вам не для того, чтобы масштабировать карту. Им все эти способы нафиг не нужны. Они хотят посмотреть на данные или понять взаимоотношение географических объектов. Если остановиться и подумать, что нужно пользователю, может оказаться, что либо не нужна интерактивность целиком, либо не нужно масштабирование, либо не нужны двадцать карт и сложные способы переключения между ними.

Как пример альтернативной навигации, я сделал демонстрационный сайт. На нём всего одна кнопка: её достаточно для карты, предназначенной для рассматривания. Кроме того, там всего пять уровней масштаба: достаточно, чтобы за три клика найти нужный дом, а не крутить карту туда-сюда, разглядывая промежуточные стили. Наконец, кнопка стоит внизу: так до неё удобнее дотянуться на телефоне.

Разумеется, для более сложных сайтов одной кнопки может оказаться недостаточно. Но это не повод вестись на традиции и пользоваться стандартными элементами. Всегда можно сделать лучше. Вместо списка нарисовать картинки, вместо картинок встроить карты, вместо карт сделать простой инструмент. Интерактивная карта — всегда зло, но если вы её делаете, думайте о задачах пользователя и не перекладывайте на него свою работу.

18 июля   javascript   mobile   ВНЕЗАПНО

Быстрее загружай

Возможно, вы заметили, что правки передаются на сервер быстрее. Или не заметили, потому что это не особенно тормозило и раньше. На прошлой неделе код сайта osm.org, Rails Port, отстранили от ещё одной части API: загрузки пакетов правок. Ваши пакеты теперь обрабатывает Cgimap.

Cgimap — это программа на C++, которая обрабатывает часть запросов к OSM API. Сайт написан на Ruby on Rails, поэтому каждый запрос к нему проходит через длинную цепочку обработчиков, не всегда оптимальную. Кроме того, передача данных от базы к клиенту в Rails требует много памяти и задействует сборщик мусора, который напрягает систему. Поэтому запрос /map на скачивание данных был переписан на C++ ещё в 2009 году.

Предполагается, что если появится API 0.7, то он целиком будет сделан внутри Cgimap. Мы давно хотим отвязать API от кода сайта, чтобы дневнички и интерактивная карта остались в Rails Port, а запросы к базе были отдельно. Но работа не кипит, скрипт обрабатывает лишь малую часть запросов. Сложным барьером была поддержка авторизации OAuth, но в 2016 году Мэтт Эймос, главный разработчик Cgimap, её сделал. В мае 2018 Mmd приступил и написал обработчик второго по количеству перекачиваемых данных запроса: /upload для отправки пакетов правок на сервер. Только в начале этого года у разработчиков дошли руки подчистить концы, отрефакторить и приступить к тестированию.

Второго марта бета-версию Cgimap 0.7.0 (это версия программы, не API) подключили к dev.osm.org, 28 марта тестирование закончилось и версию отправили в репозитории. Но у Тома, как водится, руки дошли подключить только после третьего напоминания. Пара дней ушла на настройку доступа к базе данных, и с 28 мая пакеты правок обрабатываются сервером быстрее, особенно большие. Поскольку это первый запрос, на котором Cgimap требует аутентификации, в ней нашлись несколько проблем, которые поправили в трёх версиях Cgimap за три дня.

2019   osm.org

Что за Maxar?

Три недели назад вы могли заметить новый слой спутниковых снимков в вашем редакторе: DigitalGlobe Vivid. А неделю назад — что его заменили два других, тоже на весь мир: Maxar Standard и Maxar Premium. Откуда они и зачем?

Быстрое гугление показывает, что Maxar Technologies получилась в октябре 2017 года слиянием MDA Holdings и DigitalGlobe. Объединённая компания занимается всем, что связано с космосом и спутниками. Теперь ещё и продажей космоснимков. Все сотрудники перешли в Maxar, и они не собираются отзывать разрешение на обрисовку снимков у OpenStreetMap. Никто не делал заявлений на этот счёт, но пул-реквесты в каталог подложек показывают, что в Maxar помнят про сотрудничество и обновляют ссылки.

Новые слои отличаются от старых. Технически — тем, что они не проходят через серверы Mapbox, а отдаются напрямую с DG. Содержанием тоже. В описании Maxar Premium упоминается, что это то же, что DG +Vivid, который нам два года назад выдали в слое DG Premium. Сравнение снимков в десяти городах показало, что чаще всего оба новых слоя совпадают, а если нет, то свежее может быть как Standard (в Новосибирске), так и Premium (в Калининграде). Но в паре мест — в районах Москвы, Петербурга и Саранска — самым свежим оказался DG Premium.

Это печально, потому что старые слои DigitalGlobe отключат не позднее 30 июня. Мы потеряем как самые свежие снимки, по которым можно нарисовать стадион в Саранске, так и самые старые, которые напомнят, как выглядели города до строительного бума. Представители Maxar пока не отвечают на вопросы, но на всякий случай, не откладывайте рисование новых жилых комплексов и инфраструктуры. Конечно, через год-два они появятся на всех слоях, но у нас же самая актуальная и точная карта сегодня, а не через год.

Ранее Ctrl + ↓