Позднее Ctrl + ↑

iD удобнее JOSM

Квинси Морган объявил о выходе свежего редактора iD версии 2.18. Его анонсы нужно видеть: это не просто список, как в гитхабе, но комикс из девяти слайдов по основным фичам. Прошлую версию анонсировали в блоге редактора (у iD есть блог!), но за полгода авторы, видимо, о нём забыли. Прочитайте то и то: узнаете, как делать мосты и туннели одной кнопкой (а не разделить-разделить-добавить тег, как раньше) и открывать детектированные Mapillary объекты, типа знаков.

Главное, что открыли эти твиты, — что iD стал первым большим редактором, которым не больно пользоваться с тачпада. У которого, напомню, нет правой кнопки. Теперь с ноутбука можно править карту! Можно даже нажать «править» на айпаде и не расплакаться от невозможности подвинуть дом под снимок. Я всю весну сидел с мышкой, у которой сломана правая кнопка, и тупо не мог пользоваться JOSM из-за этого. мой тикет про альтернативы правой кнопке висит без движения с 2014 года.

Как и Potlatch (который умрёт в декабре), редактор iD понятен без слов, но работать с ним становится офигенно, если помнить о клавиатуре:

  • Пробел — замена левой кнопке: выбирать объекты (с Shift можно много), двигать точки, открыть меню, если подержать.
  • Стрелочки — двигать карту (как Shift-потянуть левой кнопкой или двумя пальцами по тачпаду), а Shift+стрелочки — двигать выбранные объекты.
  • Масштабировать двумя пальцами по тачпаду, двумя пальцами + Shift (так привычнее) или кнопками — и = (я думал, JOSM обломается приближать по + без шифта, а оказалось — не смог отдалить по минусу).
  • 1, 2, 3 — новые точка, линия, полигон. A — продолжить линию.
  • M — двигать линию. Случайно сдвинуть домик или дорогу, как в JOSM, не получится.
  • V — развернуть линию (буква похожа на стрелочку), S — выпрямить (от straighten), D — отсоединить линию от всего или точку от линии, X — разрезать линию в точке.
  • O — сделать круглым, Q — сделать квадратным, R — повернуть.

Короче, всё в справке и во всплывающем меню. iD всё ещё чудовищен, если нужно добавлять необычные теги (а до панели тегов крутить и крутить) или наводить порядок на карте, но для мелочей типа дорисовки пропущенной тропинки он уже задвинул JOSM. Так что у меня пакетов правок с ним теперь больше — вот бы я удивился этому лет пять назад.

Новостей про третью версию iD нет.

Собираем штосм обратно

Время от времени я вспоминаю, что не веду «Штосм» уже сколько-то недель или месяцев, и думаю о причинах. Этот блог супер-ценен для понимания осма: он не только перечисляет, что произошло в проекте, но и строит ассоциативные связи между элементами проекта. Я до сих пор могу быстро вспомнить или посмотреть, когда нам давали хорошие спутниковые снимки, что такое freedraw, как мы пинали участников во время перелицензирования и что такое OpenStreetBugs.

В некотором смысле «штосм» — это не блог, а записная книжка с перекрёстными ссылками. То есть, натурально, база знаний в самом современном смысле. Штосм не нужно читать, по нему нужно уметь искать. Именно то, что раньше я осмыслял и записывал все события в проекте, а теперь нет, — причина моего отторжения новостей о RapiD или Sentinel-2. В определённый момент накопление знаний просто оборвалось.

«On Twitter, you don’t build anything» — 2019/08/13 conversation with Anna Gát.

Непонимание сути штосма, ощущение его как новостного блога, подвинуло меня перенести большую часть новостей в твитер. Что может быть проще нажатия «ретвит» или пересказа новости в одном предложении со ссылкой? Это всё ещё новость. Но — она не встраивается в контекст. Я сделал то, на что сетую газете WeeklyOSM: заменил осмысление перечислением. Вместо того, чтобы объяснить, куда девался файл планеты на прошлой неделе, пару раз ретвитнул рабочую группу OWG. Мол, вот сломалось. Вот починилось. Это потому, что в 2015 году Мэтт Эймос переписал экспортилку на C++, и там потекли вектора, — но я перестал писать в штосм про дампы планеты в 2014 году. Поэтому я заново узнал про planet-dump-ng и про медленное обновление инфраструктуры OSM.

Телеграм в этом плане лучше, потому что в нём можно писать длинные посты со ссылками и объяснять контекст. Для штосма разделение проходило примерно по времени написания: десять-двадцать минут и одна-две ссылки — это пост в телеграм, всё, что больше, — в блог. Это отлично вылечило увядание штосма: оказалось, я не писал в блог не потому, что мне лениво, а потому что мне лениво тратить четыре часа на каждый пост. А за десять минут я вполне объяснял новые идеи или рассказывал о впечатлениях. Десять лет в проекте — пост в телеграме, а не в штосме, потому что ни одной ссылки. Благодарность от Росгранстроя увидели только те, кто подписан на канал. О хитрости RapiD, вредности EasyList и полезности корпораций в OSM мне было быстрее накатать в телеграм. 130 заметок за последний год — почти впятеро больше, чем тут.

Но даже при таком раскладе, когда телеграм стал ответвлением базы знаний, непросто найти нужное. Например, я писал про количество деревень в РФ в осме — но где это искать? Мысль про вред кнопок масштабирования где? А мысль про боковые панели на карте? Табличка языков в названиях OSM и список крупнейших зданий — где? Кликая по ссылкам, мы идём из телеграма в блог и обратно в телеграм, иногда проваливаясь в твитер. Штосм теперь — это не блог, а конгломерат медиаресурсов, извините. А всё из-за того, что поле редактирования заметки начало требовать от меня всё больше и больше сил.

Пора собирать штосм обратно в блог. Да, это уменьшит аудиторию, потому что у твитера 640 подписчиков, у телеграма — 530, а тут — около трёхсот уникальных посетителей в неделю. Но позволит сохранять контекст и встраивать его в остальную базу знаний. Я так много знаю про OSM не из-за того, что я в проекте десять лет, а потому, что я записывал всё, что узнавал, и налаживал ассоциативные связи. И теперь вместо осмысления нового я как будто перетираю старые идеи. На последнем State of the Map я сделал почти тот же доклад, что на конференции ОМММ в 2014 году. На предпоследнем — подытожил идеи из 2012 года. В то время как Кристоф Хорманн отлично анализирует анти-индивидуалистскую риторику Совета OSMF в современном контексте, чего я бы не смог. И я недостаточно ориентируюсь в современности OpenStreetMap, чтобы дополнить его заметку, хотя там точно есть, что добавить.

Твитер отныне будет англоязычным, для вещания на международную аудиторию. Это не новости, и хватит делать вид, что новости в OSM кому-то нужны. Единица времени в осме — не минута и не день, а месяц, поэтому есть время подумать и собрать твиты в пост, связав их с прошлыми знаниями. Ретвитнуть и запомнить не работает: я уже забыл то, что ретвитал вчера. Книгу у меня написать не получается, так пусть вместо неё будет база знаний. Из штосма вы не узнаете, чем линии отличаются от отношений и каким тегом отмечать дачные участки, но зато поймёте, почему у нас отношения и почему дачные участки нужно отмечать. Метафорически, конечно, — эти вопросы гуглите сами. Если только не начнётся спор на эти темы.

Я уже пару лет почти не читаю форум и почтовые рассылки. Поэтому почти не пишу про то, что там происходит. О картовстречах и русскоязычных конференциях пишу только в телеграм, поэтому из блога может показаться, что в России ничего не происходит. Конечно, это не так, но я не узнаю об этом, если мне не напишут. Пишите. Перенос формата твитера сюда может позволить обходиться короткими заметками: возможно, я начну пересказывать прочитанные статьи типа получения HOT огромного гранта The Audacious Project и их планов на развитие. Но реально, чего стоит пока ожидать, — что твиты переедут сюда и будет больше заметок в формате «старого» штосма: текст и ссылка, или текст и ссылка и немного контекста.

Что делать с телеграмом, я пока не решил. Возможно, для начала попробую делать обзоры тамошних заметок за месяц-два. Потом начать дублировать важное. А потом оставить его как вспомогательный канал, настроив резервное копирование куда-нибудь под этот домен. Немного беспокоит, что много важного осело на проприетарном сервисе, который для чтения требует поделиться номером телефона. Из конца этой заметки мне кажется, что главное его преимущество, — что не нужно задумываться о простоте чтения, подбирая иллюстрации. Как первый шаг к новому формату, забью на иллюстрирование этой заметки.

State of the Map у вас дома

Прямо завтра начинается международная конференция осмеров State of the Map 2020. Но снаружи вирус — нам нельзя собираться в большие группы. Поэтому мы соберёмся в гигансткую группу, но по-отдельности, каждый у себя дома. В этом году не нужны авиабилеты, дни отпуска, гостиница и регистрация: конференция пройдёт полностью онлайн.

Главное — видеотрансляции докладов, два потока с 13:00 до часу ночи по Москве. Обратите внимание на переключатель часового пояса в расписании докладов. Нужно знать, что это не YouTube. Трансляцию делают ребята из Германии: они пишут, что удобнее смотреть не через браузер, а через VLC или плагин для Kodi (бывший xbmc; поищите Video Add-ons / CCC-TV).

Нетворкинг, к сожалению, в программу не входит: сложно онлайн случайно на кого-то наткнуться и разговориться. Сложно и случайно встретить русскоговорящего участника, чтобы потом оставшееся время обсуждать с ней или с ним иностранцев. Интровертам особенно тяжело: когда окружение не втягивает тебя в беседы, соблазнительно никуда и не подключаться, остаться наблюдателем. Пересильте себя. Общение на SotM регламентировано и упаковано в группы по интересам. Где-то там и спонсорские стенды: подключаетесь к серверу BigBlueButton и разговариваете. Фейсбук, например, этой схемы не понял и просто выложил пару ссылок на vimeo.

Когда я услышал, что конференция переезжает в онлайн, сначала не понял, кому это нужно. Затем восхитился: обычно State of the Map посещают 200-400 человек, самые привилегированные, кто может выложить деньги за поездку. А теперь всё бесплатно — нас может быть тысяча, две тысячи! Но чем ближе к дате, тем больше сомнений: ну реально, кто смотрит записи выступлений? Кто будет разбираться в груде ссылок и нетипичной видеотрансляции? Организаторы сильно ограничены в технологиях, поэтому вносить смыслы в конференцию придётся нам.

Что делать русскоязычным участникам? Смотреть доклады. Обсуждать конференцию в телеграм-группе @ruosm. Читать канал @foss4g_ru, куда я буду скидывать интересности по ходу дела. В воскресенье в 16:00 по московскому времени заходите на русскоязычный нетворкинг в этот канал! Глупо не воспользоваться конференцией, чтобы увидеть лица друг друга. Попьём чай онлайн, послушаем, кто где живёт. Ещё не пропустите викторину перед закрытием конференции — 23:45 по Москве, пара десятков вопросов на знание истории и технологий OpenStreetMap. Конференция должна быть весёлой, вот только найти интересное в онлайне сложнее, чем в физическом помещении.

Беззащитные тайлы

Саймон Пул от имени рабочей группы по лицензиям (LWG) объявил, что с 1 июля тайлы стандартного слоя OpenStreetMap поменяют свою лицензию. Уйдёт share alike: требование публиковать работы, использующие тайлы, под открытой лицензией. Оно мешало многим, в том числе научным журналам, которые относятся к лицензиям внимательнее обычных СМИ.

Долгое время (с 2006 года) тайлы публиковались под CC-BY-SA 2.0. В то время условия этой лицензии были понятны: указание авторства и копилефт, «вирусная» особенность заражения производных работ открытой лицензией. Данные OpenStreetMap распространялись под той же лицензией. Только через два года участники проекта задумались, что лицензия вообще не защищает базы данных (эта защита появилась в 4.0). А что касается тайлов — получается, книги, в которых есть изображения карты в стандартном стиле, нужно выкладывать в интернет бесплатно? Лицензии — это сложно, поэтому и пользователи, и осмеры предпочитали делать вид, что приставки -SA не существует.

Тем не менее, как пишет Саймон, предложение перейти на CC-BY 4.0 (без share-alike) год назад сообщество — вернее, Кристофф Хорманн, как обычно, — встретило в штыки. Так что LWG, не успев даже обсудить переход, бросила эту идею. Но с share-alike нужно было что-то делать — и теперь у нас решение в стиле брекзита: раз никакие лицензии не устраивают, лицензии на тайлы никакой и не будет.

Буквально: тайлы с 1 июля публикуются просто как «ODbL Produced Work» без каких-либо дополнительных условий. Все условия написаны до нас десять лет назад. Производные творения на основе данных OSM можно публиковать как угодно — хоть под CC0, хоть под коммерческой лицензией, рубль за тайлик. А можно без лицензии. Но это не значит, что эти картинки не обременены никакими условиями. Пункт 4.3 лицензии ODbL требует, чтобы производные работы сопровождались пометкой, что они сделаны на основе данных под лицензией ODbL.

Для пользователей тайлов ничего не поменяется: всё так же нужно будет писать на карте или рядом с ней «© участники OpenStreetMap». Мы и раньше не защищали условие share alike, а теперь официально снимем этот дамоклов меч с работ, использующих наши карты. Скоре всего, если вы добавляли после копирайта запятую и «CC-BY-SA 2.0», эти буквы нужно будет заменить на более короткое «ODbL».

Кажется, это первый раз, когда правообладатели производной работы от OSM не стали выбирать лицензию на эту работу, а целенаправленно оставили её без дополнительных условий использования, при этом отдавая себе отчёт и публично комментируя, что это всё равно накладывает на пользователей производной работы ограничения. Вирусные лицензии восхитительны в свете описания побочных и пограничных случаев, а картографические лицензии восхитительны вдвойне. «Это стихотворение придумано с использованием данных OSM под лицензией ODbL».

1 мес   закон

Mapillary in 2020 will now have stories

Позавчера Mapillary неловко объявили, что их купил Facebook. Из размеров компаний уже понятно, что это большие новости: не зря они пролетели по всем технологическим блогам и телеграм-каналам про данные.

Хранить и обрабатывать миллионы фоточек для картографических нужд сложно. В 2009 году Джон Маккеррел сделал проект OpenStreetView, куда люди загружали снимки по одному через веб-интерфейс или пакетом через ftp. Модерировать их было скучно, законы на съёмку публичных пространств слишком ограничивали, а стоимость хранения данных не падала. Казалось, сделать открытую альтернативу Google Street View было технически невозможно.

Спустя пять лет шведский стартап Mapillary доказал обратное. Они не распространялись про источники финансирования, но кажется, среди коммерческих компаний был огромный запрос на хранение и обработку частных панорамных снимков. Для OpenStreetMap в компании за следующие шесть лет сделали очень много: собрали и опубликовали более миллиарда фотографий, встроили слои в iD и JOSM, автоматизировали распознавание дорожных знаков и прочих объектов. Mapillary ощущается такой же частью инфраструктуры открытых карт, как, например, Overpass API. Он полезен не только для OSM: муниципалитеты и министерства разных стран публикуют в нём снимки для отслеживания состояния улиц.

Для всех пользователей Mapillary эта покупка — отличная новость:

  • Источник финансирования стал понятен, и поэтому меньше опасений, что компания внезапно закроется.
  • Поддержка крупной компании — это дополнительное доверие со стороны других крупных компаний. То есть, больше снимков для нас и активнее разработка.
  • Разработчики перестанут отвлекаться на коммерческие задачи и сфокусируются на извлечении максимума картографических данных из фотографий.
  • Все снимки становятся бесплатны также и для коммерческого использования.

Последний пункт особенно удивляет, если не понимать, для чего фейсбуку Mapillary. Купили проект не за перспективную бизнес-модель: в сравнении с Facebook их прибыль ничтожна. Это не случай maps.me, когда после года бесплатного развития mail.ru потребовал от проекта прибыли. Технологические гиганты покупают стартап, если а) он решает какую-то проблему компании, б) у него исключительно талантливая команда. В последнем мы не сомневаемся.

Зарабатывать на Mapillary фейсбук не планирует, и конкуренции он тоже не боится. Полгода назад Grab купил OpenStreetCam — альтернативу Mapillary с 2016 года. Это был более гиковский проект, ориентированный только на снимки с автомобилей. Разработчики Telenav, владельца OSC, даже сделали интеграцию со сканерами OBD2: знание скорости и угла поворота машины помогает улучшать координаты с GPS. Увы, после покупки сервис долго не прожил: загрузка треков начала барахлить, ответственных не найти. Мы считаем, что OSC теперь решает внутренние задачи Grab, а для публики он умер.

OpenStreetCam создавали, потому что универсальный контракт с Mapillary был бы слишком дорогим, и перекупили его по той же причине. Сложно представить, что условный Uber сможет получить все фотографии от нынешнего владельца OpenStreetCam, их азиатского конкурента. Но Uber и Grab не конкуренты фейсбуку, а другие социальные сети едва ли могут получить преимущество от фотографий улиц. Поэтому открывая снимки Mapillary для коммерческого использования, Facebook ничем не рискует.

С покупкой Mapillary фейсбук получает миллиард фотографий и двадцать магистров и кандидатов наук с кучей опубликованных статей, патентов и алгоритмов. Зачем им? Ответ неожиданен и прост: пока мы не смотрели, Facebook превратился в главную технологическую компанию в OpenStreetMap, оставив окуклившийся Mapbox позади. Видимо, кто-то убедил Цукерберга, что на рынках Азии и Африки можно заработать больше, если в приложениях жители городов смогут найти свои улицы. А поскольку свою карту фейсбуку делать не резон, а готовые сложно подбирать и дорого покупать, то компания обратилась к OpenStreetMap.

Facebook известен в проекте тем, что с помощью нейросеточек находит на спутниковых снимках дороги, векторизует их, сравнивает с дорогами в OSM и помогает картографам быстро дорисовать недостающее. Первые их попытки добавлять дороги в Египте и Таиланде поссорили их с местными сообществами, но спустя три года все рады нажимать на кнопки в RapiD, вместо того, чтобы отрисовывать дороги руками. У фейсбука, разумеется, есть скрытая армия картографов, но главное в OpenStreetMap — одобрение сообщества.

А теперь представьте, что вдобавок к снимкам и данным OSM фейсбук получил фотографии Mapillary. Как тут развернутся их инженеры! Со спутника видна дорога, с камеры — её покрытие, разметка и знаки. Со спутника видим дом, с камеры — его высоту, материал, вывеску магазина. Берём заведения из OSM, сопоставляем с фотографиями, отмечаем вероятно устаревшие, передаём армии картографов. Считаем количество машин на фотографиях, выводим классификацию дорог. Несмотря на достижения команды Mapillary, они едва-едва вошли в океан способов использовать свои фотографии для улучшения карты. Взять тот же редактор Deriviste Ричарда Фейрхёрста: видишь скамейку на фото, кликаешь в неё, вводишь «скамейка», сохраняешь. Но в Mapillary уже умеют определять, что за объект на фото!

При всём этом ликовании некоторые осмеры в комментариях к новости настроены скептически, выкачивают свои снимки из Mapillary и закрывают аккаунты. Никто не любит фейсбук — и заслуженно. Я сам сократил посещение их сайта до пяти минут в день и не трогаю RapiD. Несмотря на заслуги Google и Microsoft, именно Facebook сегодня — технологическая корпорация зла. Проблема фейсбука не в технологиях, а в этике: едва ли Mapillary закроют или обвесят рекламой. Но кто знает, как именно компания воспользуется оригиналами фотографий со всего земного шара, чтобы пополнить свою базу данных о жителях (включая авторов снимков), их привычках, координатах и социальных связях?

Новые данные огорчат осмеров и новыми стычками с компанией. Facebook уже высказывал заинтересованность в импортах заведений и зданий. Усиленные распознанными фотографиями, коммерческие данные уверят сотрудников в том, что картографы-любители рядом не стояли с результатами работы их нейросеточек. Повторится Египет, только уже ближе к «первому миру». Компания извинится раз, извинится другой, а затем её инженеры найдут подход, чтобы убедить сообщество в том, что оно контролирует ситуацию. И в этот момент ещё часть контроля над данными уйдёт фейсбуку.

Уходить от Mapillary некуда: OpenStreetCam умер, остался... OpenTrailView 360 Ника Уайтлегга. Полностью открытый код, поддержка панорам, внимание на пешеходные маршруты. Достойное начинание — пока в проекте участвуют пара человек. Но стоит ему привлечь публику, как потребуется финансирование для хранения терабайтов фотографий и для разработки средств защиты личной информации, как то замыливания лиц и автомобильных номеров. Подобный проект может быть открытым в теории или в личном использовании, но масштабировать его можно только при поддержке крупной компании. Единственная альтернатива — каталог с геопривязанными фоточками на своём компьютере.

Facebook купил Mapillary, и это хорошая новость для фейсбука, для команды Mapillary, для жителей стран с плохими картами и для осмеров. Не терпится увидеть, как их разработчики придумают улучшать OpenStreetMap с новыми ресурсами и знаниями. Печально лишь то, что теперь, отправляя свежие снимки в Mapillary, нельзя не думать, что отправляешь свой маршрут и всё, что ты видел по пути, не в дружелюбную шведскую компанию, а в фейсбук.

Ранее Ctrl + ↓

Мнения, высказанные на этом сайте, отражают точку зрения лично автора сайта и ничью больше: ни его бывших или настоящих работодателей, ни семьи и знакомых.